Алексей Волынец: Мировая война за Китайское море

За шумом военных конфликтов на Украине и в Сирии, где падают бомбы и пассажирские «боинги», остаётся незамеченным главный конфликт нашего времени – борьба Китая и США за Тихий океан. Эта «холодная» война идёт уже давно и с немалым ожесточением сторон, когда курс одинокого американского эсминца, только приближающегося к необитаемым рифам в Южно-Китайском море, становится предметом нервного спора на самом высшем уровне.

Посольство КНР в Вашингтоне и сам глава китайского МИДа официально предостерегают США от «игры мускулами» и «провокаций». «Рекомендуем американской стороне трижды подумать, прежде чем предпринимать какие-либо действия», – стиль китайской дипломатии уже близок к советско-американским образцам времён разгара «холодной войны».

Белый дом отказывается комментировать как действия своего ВМФ, так и беспрецедентно жёсткую дипломатическую реакцию Пекина. Лишь официальные представители Пентагона по-военному кратко заявляют, что операция началась и она соответствует «международным законам». Более многословно реагирует правительство Японии – хотя Токио отделяют от Южно-Китайского моря, куда отправился американский эсминец, более трёх тысяч км, но, по мнению японского правительства, действия Китая на далёких необитаемых рифах «вызывают рост напряжённости» и поэтому должны стать «предметом озабоченности всего мирового сообщества».

Карта Южно-Китайского моря с указанием китайских претензий на острова

Карта Южно-Китайского моря с указанием китайских претензий на острова

Море денег и нефти

Спор США и КНР, этих сверхдержав нашего времени, становится понятен, если вспомнить, что мимо необитаемых рифов, именуемых в мире островами Спратли, а в Китае – «Наньша» (Южная отмель), проходит более половины всех торговых грузов, ежегодно перемещаемых человечеством по мировому океану! Транспортировка нефти мимо островов Спратли в 6 раз активнее, чем через Суэцкий канал, и в 16 раз – чем через Панамский.

Мировые потоки нефти, красная точка – район спорных островов в Южно-Китайском море

Мировые потоки нефти, красная точка – район спорных островов в Южно-Китайском море

Именно морская торговая артерия, пролегающая у архипелага Спратли, обеспечивает 60% всей нефти для Японии и 80% всех энергетических поставок в Китай, Тайвань и Южную Корею. Без этого торгового пути невозможно развитие экономик крупнейших гигантов Азиатско-Тихоокеанского региона. И тот, кто контролирует здесь ключевые точки, неизбежно получает мощный инструмент влияния на экономики Китая, Японии, Тайваня и Кореи, со всеми вытекающими политическими последствиями.

После такой статистики о международном экономическом значении крохотных рифов Спратли напряженная дуэль геополитических гигантов вокруг их судьбы уже не кажется удивительной. Наоборот, это закономерный этап борьбы Пекина и Вашингтона за влияние во всей восточной части Тихоокеанского региона, и шире – за влияние во всём мире.

Из необитаемого атолла китайцами делается искусственный остров с гаванями и аэродромом

Из необитаемого атолла китайцами делается искусственный остров с гаванями и аэродромом

Ведь современный Китай — это не только новый экономический гигант, но еще и самый стремительно растущий и обновляемый в XXI веке военный флот. Экономика КНР критически зависит от морских артерий, соединяющих тихоокеанское побережье Китая с сырьевой Африкой, нефтеносной Азией и богатой Европой. При этом сильный военно-морской флот не только гарантирует эти жизненные интересы Пекина, но и даёт ему шанс на реальный контроль за экономиками Тайваня, Японии и Кореи. Ведь уже упомянутый самый значительный на нашей планете морской торговый путь, начинаясь в районе островов Спратли, идёт на север, вдоль берегов Китая через Тайваньский пролив, мимо районов столь же спорных островов Сенкаку (их так же скандально «делят» Тайвань, Пекин и Токио) к Японии и Корее.

Вспомним, что для США причиной ко Второй мировой войне стали деятельные претензии Японии контролировать политику и экономику Китая. И вряд ли современный Вашингтон радует обратная ситуация – активные попытки Китая усилить контроль за экономиками Японии и других ключевых игроков Тихоокеанского региона.

Для Вашингтона потеря контроля над ключевыми транспортными артериями планеты означает конец статуса сверхдержавы. Без такого статуса США с их фантастическим госдолгом и нарастающими внутренними проблемами,обречены на тяжелейший кризис с непредсказуемыми для жизни этой страны последствиями. Поэтому наивно предполагать, что американские элиты сдадут Пекину важнейший транспортный узел Тихого океана без боя.

Шесть претендентов на один архипелаг

По оценкам американских военных аналитиков, флот и авиация КНР уже сильнее US Navy в районе Тайваньского пролива. В остальной тихоокеанской акватории превосходство США пока бесспорно, но баланс сил стремительно меняется. Китай уже имеет свой учебный авианосец, купленный в бывшем СССР, и не за горами собственные китайские авианосные соединения, потенциально способные бросить вызов Вашингтону и его контролю за мировым океаном.

Пока же КНР ударными темпами укрепляет свои флот и ключевые позиции на морских коммуникациях. В частности, с 2014 года Китай строит искусственные насыпные острова на рифах Спратли. Ранее эти 150 необитаемых скал и коралловых островков по международным законам (Конвенции ООН 1982 года по морскому праву) не рассматривались как собственно острова, дающие их владельцам право на исключительную экономическую зону и границу шельфа.

Помимо уникального торгово-транспортного значения проходящих мимо него морских путей, архипелаг Спратли уникален тем, что на его островки и рифы претендуют сразу шесть государств! Это КНР, Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Бруней и Малайзия. При этом свои интересы в установлении чёткого юридического режима данных островов имеют и постоянно заявляют два значительных государства региона – Япония и Индонезия. Отдельно имеется позиция США, которые готовы сотрудничать по спору за архипелаг Спратли с кем угодно, даже с давним противником Вьетнамом, лишь бы остановить рост влияния Пекина в Южно-Китайском море.

Отсюда понятно стремление Вашингтона демонстративно направить свой эсминец и разведывательные самолёты к тому рифу архипелага, где Китай строит военный аэродром. Это открытая демонстрация силы, которая показывает, что Вашингтон никогда не признает исключительную зону Китая вокруг спорных островов Спратли и не даст Пекину усилить контроль за самой оживлённой морской трассой планеты.

Китайский аэродром против Тихоокеанского партнёрства

Обострение в архипелаге Спратли 26-27 октября 2015 года — это прямое следствие подписанного тремя неделями ранее, 5 октября, соглашения о «Транстихоокеанском партнёрстве». Дюжина тихоокеанских стран (США, Канада, Мексика, Перу, Чили, Япония, Малайзия, Бруней, Сингапур, Вьетнам, Австралия и Новая Зеландия) по инициативе Вашингтона заключили соглашение о свободной торговле.

Китайские посты и базы посреди моря на рифах

Китайские посты и базы посреди моря на рифах

Это самое масштабное экономическое и политическое событие в регионе. И показательно, что такой экономический гигант Тихого океана, как Китай, демонстративно исключён из «Транстихоокеанского партнёрства». Фактически, мы видим настоящую коалицию США и его тихоокеанских союзников и сателлитов, направленную против роста значения и влияния Пекина в регионе.

Но военный аэродром КНР в центре Южно-Китайского моря на островах Спратли, в ключевой точке мирового судоходства на западе Тихого океана — это потенциально большая «торпеда» под всю антипекинскую коалицию «Тихоокеанского партнёрства» во главе с США. Если Китай демонстративно усиливает своё физическое влияние на ключевые для Японии и других стран региона торговые артерии, то на этом фоне меркнут любые экономические соглашения.

Адмирал У Шэнли, не только главнокомандующий ВМФ Китая, но и член ЦК КПК. Его отец еще в 30-е годы был бойцом в партизанских отрядах Мао Цзэдуна

Адмирал У Шэнли, не только главнокомандующий ВМФ Китая, но и член ЦК КПК. Его отец еще в 30-е годы был бойцом в партизанских отрядах Мао Цзэдуна

Именно поэтому Вашингтон вынужден непосредственно у спорных рифов демонстрировать военную силу, показывая её не только Пекину, но и, прежде всего, своим союзникам по «Транстихоокеанскому партнёрству» от Токио до вьетнамского Ханоя и австралийской Канберры. И не случайно, что 26 октября 2015 года, когда американский эсминец под гром дипломатических баталий вошёл в архипелаг Спратли, власти Индонезии официально заявили о своём желании войти в «Транстихоокеанское партнёрство».

В ответ на американскую демонстрацию силы, 29 октября главком китайского флота адмирал У Шенли, фактически впервые со времён Мао пригрозил США опасностью войны: «Подобные действия США поставили под угрозу суверенитет и безопасность Китая… Если американская сторона продолжит совершать такие опасные и провокационные действия, ВМС и ВВС двух государств могут оказаться в экстренной ситуации, вплоть до непроизвольных выстрелов…»

Итак, коалиция новой войны на Тихом океане окончательно сложилась. Ближайшие десятилетия покажут – станет ли эта война новой «холодной» или новой мировой.

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

USD
60.15
0.15
EUR
67.15
0.35
Курс ЦБ РФ на 23.06.2017
Новые комментарии
  • Загрузка...