Сергей Бирюков: Отставка Ципраса и перспективы Греции

После знакового, но не принесшего ожидаемых политических последствий греческого референдума от 5 июля и фактической аннигиляции его результатов действующим премьером Алексисом Ципрасом, Эллада сотворила еще один масштабный политический шок. Не успели министры финансов государств еврозоны одобрить выделение Афинам первого транша кредита в рамках третьей программы финансовой помощи (23 из первоначально запланированных 89 млрд. евро) и осуществить перечисление этих средств, как премьер-министр Греции Алексис Ципрас подал в отставку, снова смешав все карты заинтересованным сторонам. Новые парламентские выборы назначены на 20 сентября, обещая превратиться в своеобразную «точку бифуркации» для Греции.

Кризис победивших на последних парламентских выборах греческих «радикальных левых» очевиден. Многие греческие избиратели, да и участники объединения СИРИЗА испытывают чувство глубочайшей фрустрации, ощущая себя жертвами манипулятивной игры, ведшейся Ципрасом. Последний, успешно воплотив в жизнь интересы европейских бюрократов и связанных с ними финансовых структур, стремится сегодня избежать политической ответственности с помощью инспирированной им досрочной отставки. Выбор, сделанный избирателями Греции 5 июля, был фактически нивелирован, а само греческое общество рискует быть ввергнутым в атомизированное состояние, которое позволит внутренним и внешним манипуляторам переформатировать ситуацию в свою пользу.

Тот факт, что около трети «левых» депутатов СИРИЗА была намерена голосовать против решений собственного партийного руководства и правительства, грозил Ципрасу настоящим политическим провалом. Последний, «сыграв на опережение», оставил для себя достаточно широкое пространство для маневра. Причем произошло это в ситуации, когда основные политические и идеологические силы и течения страны пережили фактическое банкротство, и политическая система фактически находится в состоянии полураспада.

Теперь «товарищ Ципрас», сделав паузу, может вернуться на политическую сцену в качестве лидера нового объединения и коалиции, формально левой, но проводящей финансово-экономическую политику, диктуемую извне. В крайнем случае, сможет избежать политической ответственности за обман избирателей и фактическую сдачу национального суверенитета – когда, по признанию бывшего министра финансов Яниса Варуфакиса, «мы (правительство) предали большую часть греческого народа»1.

Судя по всему, Ципрас и Ко — «троянские кони», своего рода «гамельнские крысоловы», которые возглавили, дезориентировали и погасили поднимавшуюся было волну массовых протестных настроений2. На фоне подъема и продолжающихся успехов массовых протеcтных движений по всей Европе – от Исландии до Испании и Болгарии – разворот ситуации в Греции, ставший возможным благодаря «маневру» Ципраса, выглядит удивительно и парадоксально.

Ципрас пошел по пути Даниэля Кон-Бендита, технологично слив социальный протест против политики евробюрократии и финансовых олигархов. Кон-Бендит, бывший дезертир от военной службы в Бундесвере и одновременно идейный лидер «красного мая» 1968 года в Париже, считающийся «ниспровергателем де Голля», получил от европейской элиты за свои услуги пост мэра Франкфурта-на-Майне лидера фракции «зеленых» в Европарламенте. Прежняя «революционность» им полностью забыта, а известность поддерживается за счет педофильских скандалов и инициатив о превращении Европы в единое федеративное государство.

По тому же пути пошли несколько лет назад и французские социалисты, ранее защищавшие свое собственное социальное государство, но сегодня успешно сдавшие его в угоду интересам евробюрократии и финансовой олигархии, не обнаружив в своей среде ни новых ярких лидеров, ни новых идей.

Между тем, возможность политических манипуляций со стороны «группы Ципраса» облегчается расколом внутри греческого общества. Расколе между сторонниками традиционных и секулярных ценностей. Между приверженцами «ценностей глобализации» и собственной культурно-цивилизационной идентичности. И в том числе – между группами, связанными с морскими перевозками, и большинством остальных греков, пытающихся выжить в постоянно ухудшающейся ситуации за счет деятельности в сфере услуг и пока еще сохраняющемся национальном сельском хозяйстве.

О причинах попадания Греции в подобную ситуацию написано достаточно много. Среди них — деятельность династии Папандреу, беспрецедентное расширение госсектора в экономике, формирование клиентарных связей между политическими партиями и их электоратом, и прежде всего – системная коррупция.

С другой стороны, прав и другой видный российский экономист Михаил Делягин, полагающий, что именно ЕС своей политикой квот и ограничений в течение нескольких десятилетий не давал Греции полноценно развиваться. ЕС, приняв Грецию в свои ряды, действительно создал в стране современную инфраструктуру и коммуникации, внедрил высокие социальные стандарты. В то же время, введя жесткие квоты на многие традиционные сельхозпроизводства, ЕС оставил Греции только одну работающую отрасль – судостроение, объем производства которой был предварительно снижен на 30 %.

В итоге страна лишилась возможности экономически обеспечивать саму себя, но успешно брала кредиты и участвовала в различных программах. Значительная часть греков были лишены мотивов экономической активности, но в то же время приобретали производившиеся в индустриальных странах ЕС потребительские товары, покупали землю и недвижимость, получали за счет государства образование и поправляли свое здоровье. В итоге греческое государство последовательно шло к своему банкротству, которое было подстегнуто начавшимся в 2008 году мировым экономическим кризисом.

Нынешний внешний долг Греции — своего рода фантом, продукт соглашения национальных политических элит с крупным транснациональным капиталом. Кредиты делились между ними, и частично шли на потребление, не способствуя развитию национальной экономики.

В связи с референдумом и последующими политическими маневрами Ципраса возникла по сути патовая ситуация. «Бросить» Грецию в сложившейся ситуации для еврофункционеров также невозможно, ибо это подорвет ранее достигнутые соглашения и затормозит процесс дальнейшего становления общеевропейских институтов и формирования европейской экономической политики. Европейские государства могут объединиться, чтобы поддерживать греческие кредиты на плаву некоторое время. Однако эта мера уже ничего не решает. Она лишь увеличивает долг Греции, продлевая агонию.

Теоретически, Греция могла бы попытаться выйти из кризиса за счет «внутренних регуляторов», но это неприемлемо для ЕС. В теории, Греция могла бы сделать тоже самое: восстановить свою валюту, девальвировать её, принять закон о переключении внутреннего долга в евро на драхмы, и «реструктурировать» иностранные контракты. Это довольно «бытовой» способ. Подобные действия могут позволить Греции выйти из порочного круга. Однако это категорически не устроит функционеров ЕС, диктующих сегодня «правила игры».

Хотят ли сами греки выхода из состава ЕС? Как утверждают эксперты, пока большинство населения страны против, опасаясь возрастания внешних рисков и угроз, а также внутренней нестабильности. В то же время стоит отметить, что число сторонников выхода из ЕС постепенно увеличивается.

В то же время, как полагает тот же Михаил Делягин, поэтапный и постепенный выход Греции из состава ЕС неизбежен – иначе страну ожидает «экономическая пустыня». Современные программы помощи по линии ЕС предполагают финансовую стабилизацию любой ценой, но ни в коей мере не содействуют ни экономическому развитию, ни восстановлению в перспективе благосостояния граждан. Об экономическом суверенитете и политической субъектности Греции в этом случае уже не приходится.

А посему — Греция будет поэтапно выходить из-под власти бюрократов ЕС, пройдя сквозь еще не один кризис, который будет сопровождаться сменой политических элит и глубокой трансформацией политических институтов. На взгляд автора, решением греческой проблемы является долгосрочный союз не скомпрометировавших «левых» и «правых» политиков на платформе восстановления национального суверенитета с отказом от идеологических крайностей и догматики. А объявленная отставка Ципраса выступает в этом случае как начальный момент движения к глубокому изменению политического порядка и международного статуса страны.

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

USD
59.46
0.19
EUR
69.82
0.15
Курс ЦБ РФ на 22.11.2017
Новые комментарии
  • Загрузка...