Сергей Тихонов: Политики рискуют экономикой

Сергей Тихонов: Политики рискуют экономикой

Сергей Тихонов: Политики рискуют экономикойСитуация с бюджетным кризисом в США становится уже рискованной. Палата представителей отменила готовившееся на вечер вторника долгожданное голосование по бюджетному законопроекту, а переговоры в сенате провалились, едва начавшись. Шатдаун, остановивший работу всей бюджетной системы, – привычная история для американцев и к серьезным последствиям не приведет. Вот если межпартийный конфликт будет раскручиваться и дальше, может сбыться самый страшный сон мировой экономики – дефолт США. Надо признать, что даже «технический» дефолт федерального правительства Штатов способен привести к последствиям глобального масштаба. Политики в Вашингтоне сегодня похожи на двух маленьких детей, играющих с гранатой. Теоретически, если планка госдолга не будет повышена и минфин США впервые в истории не сможет выполнить обязательства перед кредиторами, произойдет обвал доллара, банкротство ФРС и фактический крах всей виртуальной экономики, на которой основано мировое финансовое господство Америки. У меня есть подозрения, что вся эта история – всего лишь спектакль для девальвации доллара в целях поддержки американской промышленности. Но спектакль крайне опасный и трудно прогнозируемый.

Вчера мир с замиранием сердца наблюдал, как демократы и республиканцы в обеих палатах конгресса приступили наконец к конструктивным переговорам по бюджету. Биржи облегченно выдохнули первый позитив. Однако ночью стали приходить плохие новости из Вашингтона. Сначала президент США Барак Обама заявил сенаторам-демократам, что наложит вето на готовящийся законопроект республиканцев в палате представителей, если тот будет включать политические условия для принятия бюджета и расширения лимита на заимствования. Через пару часов выяснилось, что разработка нового бюджетного компромисса в палате представителей вовсе застопорилась и когда будет возобновлена – неизвестно. Палата отменила готовившееся на вечер вторника долгожданное голосование по бюджетному законопроекту. Еще через час появилась новость о том, что переговоры в сенате тоже сорваны. До часа «Х» остается один день. И дело вовсе не в шатдауне.

В Соединенных Штатах правительство временно закрывалось уже 17 раз, в последний раз это случилось 17 лет назад. В прошлом прекращение финансирования госучреждений продолжалось от одного дня до трех недель. Последний по времени кризис грянул в конце 1995-го – начале 1996 года и был рекордным по продолжительности – 21 день. Затем президент Билл Клинтон договорился с конгрессом о компромиссном государственном бюджете. Президент Рональд Рейган поставил рекорд по числу финансовых шатдаунов – правительство при нем «закрывалось» восемь раз. Поводы были самыми различными, однако время прекращения работы учреждений никогда не превышало трех дней. В общем, для американцев эта история – очередная серия привычного сериала, которая ни к чему серьезному не приведет. Ну посидят дома чиновники – пробок меньше.

Другое дело – дефолт. Ведь дефолт – это не финансовый кризис, который можно спровоцировать даже специально, чтобы узкий круг миллиардеров смог заработать быструю прибыль, а ФРС – активизировать обращение доллара в мире. В данном случае последствия для США не предполагают бонусов, кроме девальвации доллара, которая повысит конкурентоспособность американских товаропроизводителей. Но если это игра на понижение валюты, то в этой игре можно заиграться, если не просчитать ее ходы с точностью до цента. Глава Всемирного банка Джим Ен Ким напомнил в субботу, что неспособность политиков в Вашингтоне достичь договоренности о повышении потолка госдолга может стать причиной глобальной экономической катастрофы. Известно, что сегодня в мире, с учетом эмитированных ценных бумаг, циркулирует порядка 600 трлн долларовых активов. Эта сумма, в десять раз превышающая мировой ВВП, нависает над всей территорией, где доллар находится в обращении. Естественно, что при сокращении этой территории до размеров страны-эмитента, то есть США, эту страну ждет гиперинфляция и экономический коллапс.

Конечным итогом дефолта США станет падение доллара, чего, видимо, и добиваются республиканцы, лоббирующие американских промышленников. Но доверие к доллару в мире тоже пойдет вниз, что отразится на его резервном потенциале и, как следствие, приведет к невозможности включать печатный станок, когда это необходимо. То есть спрос на доллар как на глобальный товар, выпускаемый США, сократится. Если совсем заиграться, то можно столкнуться с массовыми требованиями погасить американские гособлигации со стороны как финансовых инвесторов, так и правительств стран мира. В этом спектакле все зависит от чувства меры и точного математического расчета.

Госдолг США, составляющий 16 трлн долларов, почти в 30 раз превышает задолженность Lehman Brothers в преддверии кризиса 2008 года. Таким образом, дефолт крупнейшей мировой экономики приведет к дестабилизации фондовых площадок «от Бразилии до Цюриха», а также «заморозит» программу кредитования, зависимую от госбумаг США. Тогда за первые пять месяцев с момента банкротства банка фондовый рынок США утратил 50% своей капитализации, а сами Соединенные Штаты накрыла глубокая рецессия, какой не наблюдали со времен Великой депрессии, распространившаяся практически на всю мировую экономику. Если все это повторится, для Европы, начавшей только-только выкарабкиваться из кризиса, опять настанут очень сложные времена. В такой ситуации не сможет устоять даже самая сильная экономика стран еврозоны – немецкая. Ведь все крупнейшие немецкие банковские учреждения хранят свои средства в американских государственных облигациях, поэтому при наступлении дефолта эти банки также потерпят крах.

Аргументированных разговоров о том, что кризис 2008 года был искусственно спровоцирован в интересах «мирового закулисья», было предостаточно. Федеральная резервная система США заработала на антикризисных кредитных программах 14 млрд долларов. Объем полученных ФРС комиссий и процентов по выданным кредитам составил 19 млрд. Значимым фактором для запуска финансового кризиса осенью 2008 года стала излишняя долларовая масса, которая уже начинала заметно давить на национальную территорию США. Если обратиться к макроэкономическим показателям развития экономики США и сравнить ежемесячные показатели роста инфляции в Соединенных Штатах за четыре последние года, то можно заметить, что начиная с весны 2008 года темпы роста инфляции в стране достигли заметно более высоких отметок, чем в аналогичные периоды предыдущих лет. Одновременно с этим падение курса доллара к некоторым валютам, например, к рублю, демонстрирует, что спрос на него с осени 2006 года неуклонно сокращался. Иными словами, Россия, Китай, Европа и другие крупные эмитенты выдавливали доллар из обращения. Учитывая, что падение спроса на американскую валюту происходило одновременно со спадом в реальном секторе экономики США, ситуация для страны-эмитента выглядела еще более угрожающе.

Эти прогнозы нагнетали страх на крупных держателей американской валюты и еще больше уменьшали спрос на доллар. А значит, на горизонте Соединенных Штатов замаячила реальная угроза того, что долларовая масса может вернуться в страну. Единственный на сегодняшний день приемлемый для Америки способ избавления от долларовых излишков – это возвращение своей валюты в активное обращение по всей долларовой зоне. Для этого ФРС США делала все возможное: в течение 2008 года снизила ставку рефинансирования на 3,25 процентных пункта, до 1%. Кроме того, она предоставила неограниченные объемы краткосрочных кредитов для коммерческих банков США, договорилась о валютных свопах с банками Латинской Америки и вела активные переговоры с центробанками стран-членов НАТО. Однако к осени 2008 года потребность повысить спрос на американскую валюту не исчезла. А вовремя подоспевший финансовый кризис позволил ФРС создать новый виток кредитного бума и отвести от себя излишнюю долларовую массу, вновь запустив ее в активное обращение.

Вполне возможно, что после того, как попытка поправить свои финансовые дела через войну в Сирии провалилась, в Вашингтоне началась конфликтная дискуссия среди политиков на тему «что же делать». В итоге у двух партий сформировались противоположные рецепты: демократы уперлись в привычный механизм по нагнетанию страха в мире, который традиционно приводит к росту спроса на доллар, а республиканцы предложили альтернативный вариант, основанный на реиндустриализации и связанной с ней девальвации доллара для поддержки отечественной индустрии. Последний сценарий сопряжен с экономическим шоком, но в долгосрочной перспективе способен вывести страну на стабилизацию, рост и в целом оздоровление как национальной, так и мировой экономики. Хотя вряд ли это реально, учитывая фактор Китая (уровня его конкурентоспособности США не достичь даже радикальной девальвацией доллара). А шок будет настолько сильным, что будет риск погрузиться в полный геополитический и экономический хаос планетарного масштаба.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *