Михаил Беляев: Привычка запрещать: Режим усиленно превращает Россию в Северную Корею — 2

Михаил Беляев: Привычка запрещать: Режим усиленно превращает Россию в Северную Корею - 2

Михаил Беляев: Привычка запрещать: Режим усиленно превращает Россию в Северную Корею - 2Как все мы знаем от наших дорогих «депутатов» нелегитимной Госдуры – всё зло в стране от интернета в частности и от распространения информации вообще. И за минувший год борьба с таким безусловным злом как свобода мнений и свобода информации, велась в нашем государстве крайне успешно.

Так за 2013-й год было зафиксировано 1832 случая ограничения свободы слова. Причём речь идёт не только о блокировках сайтов, цензорских законодательных инициатив, на кои так щедры наши депутаты, и уголовных делах, но и о прямом насилии. В частности в минувшем году было зафиксировано 23 случая насилия, в том числе и со стороны полицейских, в отношении журналистов сетевых изданий и интернет-активистов.

Более чем вдвое выросло количество привлечений к уголовной ответственности (226 случаев) за интернет-активность (т.е. за комментарии или репосты) и публикации в социальных сетях. В большинстве случаев эти уголовные дела были связаны с «экстремизмом», то есть с 280 и 282-ой статьями УК РФ, но власти активнее начали использовать ещё и статьи об оскорблении представителей власти и клевете. За прошлый год так же было зафиксировано 514 случаев привлечения пользователей, администраторов сайтов и провайдеров к административной ответственности, вынесения им предупреждений и предостережений прокуратурой и территориальными подразделениями Роскомнадзора. Кроме того было зафиксировано 624 случая применения прямой цензуры – то есть признания судом информации запрещённой, как экстремистской или оскорбляющей чьи-то чувства, в результате чего Федеральный список экстремистских материалов пополнился на 354 пункта.

В общем, поработали за минувший год наши цензоры на славу, ещё раз доказав, что с чем с чем, а со свободой мнений и слова бороться у нас умеют и весьма эффективно. Но в скором времени жизнь наших новоявленных цензоров здорово упростится, ну а количество запрещённых материалов заметно увеличится: Ведь с 1-го февраля этого года, в силу вступил закон о досудебной блокировки сайтов.

Благодаря этому закону любая информация, которая содержит призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка, должна немедленно блокироваться, причём без судебного разбирательства и судебного решения. Направлять такие запросы в Роскомнадзор будет Генпрокурор РФ или его заместители, причём на основании уведомлений от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций или граждан. То есть любой человек имеет право заблокировать любой ресурс, который покажется ему экстремистским или содержащим призывы к участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушениями. Ну а решение о блокировки прокуратура будет принимать на своё усмотрение, на глазок определяя, является ли ресурс экстремистским или не является.

Конечно, после удаления непонравившегося прокуратуре контента работу сайта обязаны восстановить, вот только сроки в законе не прописаны и восстановить работу ресурса могут и через пару месяцев. Как, впрочем, не прописаны там ни возможность обжалования, ни устранения нарушения до блокировки. То есть если вашу запись заблокируют как экстремистскую по ошибке, то доказать что была совершена ошибка вы просто не сможете. Прокурор у нас всегда прав, кто не согласен – экстремист и враг народа.

Но что самое страшное, так это то, что Генеральный прокурор РФ, по сути, получил право единолично решать, что может писать гражданин, а что не может, и на своё усмотрение, без судебных разбирательств, принимать решение о признании того или иного материала экстремистским. Без экспертиз. Без суда и следственных мероприятий. Учитывая, что экстремизмом у нас как то признали даже лозунг «русский не пей», а само понятие абсолютно не конкретизировано, простор для блокировки открывается просто невообразимый.

Да и трудно поверить в то, что Генпрокурор будет вдумчиво прочитывать все поступающие к нему уведомления – если он этим займётся, то ни на что другое времени у него просто не останется. Ну а большое число заблокированных ресурсов хорошо скажется на статистике работы прокуратуры. Так что в скором времени может начаться настоящий «факсимильный террор», когда решения о блокировки ресурсов будут штамповать даже не читая сами уведомления (ну разве что убедятся что заблокировать просят не сайт Единой России, Госдумы или Первого Канала).

Далее, нигде, ни в одном законе не прописано что такое «призывы к участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Соответственно, факт наличия нарушения можно будет тоже трактовать на своё усмотрение. Простой пример: Оппозиция призывает граждан выйти на митинг, но время и место находятся в стадии согласования с местными властями. Получается, что пока ответ из мэрии не получен, то вы призываете людей на «мероприятие с нарушениями установленного порядка». Всё, можно смело блокировать ресурс.

Очень скользкой темой являются и народные сходы – при желании их тоже можно отнести к мероприятиям с нарушениями и любые призывы граждан выйти на народный сход по той или иной проблеме моментально блокировать. Ну а это позволит власти душить новые «Бирюлёво» и «Пугачёвы» в зародыше. Ещё на стадии призывов выйти на улицы. Если учесть, что именно народные сходы стали в современной России самым действенным механизмом по восстановлению справедливости и именно благодаря им людям удавалось привлечь преступников к уголовной ответственности, да и вообще заставить силовые структуры работать – то последний инструмент в руках гражданского общества теперь будет вырван с мясом.

Данный закон можно смело назвать венцом цензорских инициатив в современной России. Ведь он полностью исключает любые судебные и юридические разбирательства, превращая Генпрокурора в эдакого носителя абсолютной истины, который может запретить вообще любую информацию по одной своей прихоти.

Смотрите также