Одессе будет трудно стать прежней. Интервью с коренным одесским «сепаром»

Одессе будет трудно стать прежней. Интервью с коренным одесским "сепаром"С героем этого интервью я связался случайно. Человек приехал из Украины, и когда я узнал, что он из Одессы, вопросы появились сами собой. Мне показалось чрезвычайно важным поговорить с человеком, живущем в городе Юмора, который вдруг стал навивать совсем не смешные ассоциации. Оказалось, что мой собеседник не просто коренной одессит, но и сепаратист. «Сепар», как он сам себя с некоторой гордостью называет. На мой взгляд, это интервью очень глубоко характеризует настроение общества на Украине. И возможно, как зеркало отражает нашу реальность.

— Как тебя лучше называть?

— Позывной Белоснежка. Имя и фамилию назвать не могу. Найдут и убьют в лучшем случае. В худшем арестуют.

— Насколько опасно сейчас быть в Одессе тем, кто поддерживает Донбасс, и его сопротивление киевскому перевороту?

— Опасно тем, кто активно участвует в сопротивлении. Если ты просто мирняк — тебе ничего не угрожает. Ну, конечно, носить георгиевскую ленточку или высказывать напрямую свое мнение не стоит. Могут сдать в СБУ разного рода патриоты — правосеки, евромайдановцы, самообороновцы, прочее проукраинское болото. Их тут разных много. Процентов 20, наверное. Хотя я не веду статистику. Ну еще от районов города зависит — рабочие районы, окраины — наши. Центр свидомитский. Там студенческих общаг много. Причем интересно — технари (студенты) как правило наши, а всякая гуманитарная шняга — юристы, менеджеры, экономисты — поголовно свидомые. Поскот (одесская окраина. Прим. автора) вообще разделен, там своя война — старые микрорайоны Поскота наши — Марсельская, Добровольского, Бочарова. А вот Днепропетровская дорога, Высоцкого — там пятьдесят на пятьдесят сепаров против свидомых. Там понаехавших рогулей (местное выражение — житель деревни , приехавший с западной Украины. Прим.автора) много.

— Как ты оцениваешь эмоциональный настрой одесситов сейчас? Что они чувствуют?

— Одесса, та которую воспринимали как столицу юмора, умерла. Сложный вопрос, конечно. Оптимизма нет. Экономическая ситуация не способствует. Тут за день гривна на три-четыре русских рубля падает по отношению к доллару. Да злые все. Злые на Киев. Еще со второго мая злые. Сил, конечно, мало для массовых активных действий. Но шо маем, то маем. Ничего, главная задача сейчас наносить максимальный ущерб оккупантам.

— Ты был в Одессе 2-го Мая 2014 года? Что там произошло?

— Был там. И на Греческой, и на Куликово. Везде был, только внутри не был. Внутрь Дома Профсоюзов попал только 3 мая. Это было массовое убийство. В город привезли до 4-5 тысяч карателей. Хорошо вооруженных. Наших было около 300 человек на Греческой площади. Там был бой. Когда наших заблокировали в торговом центре «Афина», толпа свидомых рванула на Куликово, где были, в основном, женщины и старики. Я стоял на Греческой весь день. Удалось уйти от блокирования. Махнул на Куликово. Опоздал минут на пятнадцать. При мне убивали людей. Ногами забивали падавших их окон. У меня не было оружия, извини. А если бы и было — вальнул бы штук пять карателей, меня бы убили тоже в итоге. А потом орали бы на весь свет, что сепары атаковали мирных одесских жителей. А эти «мирные» бегали в бронежилетах и с автоматами. Эти «одесситы» спрашивали как с Греческой до Соборки пройти. Ну это все равно, что спросить, стоя на Красной Площади в Москве, как до ГУМа пройти. Одесскую милицию растащили приказами по окраинам, а на Куликовом стояли переодетые в милицейскую форму «правосеки», радостно ржавшие при каждом выпавшем из окна…

— Почему это произошло именно в Одессе? Ведь сложно вспомнить иной украинский город, настолько-же далекий от национализма?

— Именно поэтому произошло в Одессе. Именно Одесса никогда не была украинским, русским, румынским, еврейским городом — она всегда была наднациональна. Это классический советский или, если хочешь, имперский город. Форпост Империи. Это рогулей всегда бесило. Они попытались запугать и Одессу, и Донецк. Не получилось. Они убили не Одессу, они убили Украину. Украина умерла именно 2 мая. Это дикое стадо бабуинов убило Украину в Доме Профсоюзов. Это день, когда украинский нацизм показал всему миру свое кровавое мурло.

— Сейчас много говорят о пропаганде. О российской и об украинской. Ты видишь ситуацию с 2х сторон. Можешь поделиться своими впечатлениями о пропагандистских материалах каждой из сторон?

— Да ну, перестань. Все, чего коснутся укропы — провально. Они даже пропаганду толком сделать не могут. Хотя… Давай, пусть твои читатели откроют украинские сайты и оценят к примеру, тупизм про то, как пресловутые «киборги» руками снаряды ловят. Между прочим, российские власти не запрещают смотреть украинские телеканалы. А вот в Украине — запрещены российские. Впрочем, смотрите youtube Шария, он доходчиво показывает как тут врут. Между прочим, Шарий сам из свидомых — евролиберал. Но он любит правду.

— Как ты оцениваешь информационное поле России? Насколько много вранья в нашем телевизоре, относительно событий на Украине?

— Так я его не могу смотреть. Запрещено же. Перехлесты и перегибы, конечно есть, судя по роликам в интернете. Но по сравнению с УкроСМИ — это верх объективизма.

— Украинцы действительно ненавидят Россию сейчас?

— Далеко не все. В моей группе работают украинцы, поляк, немец, русские, молдаванин, румын, грузины, армяне. Мы все — одесситы. Но есть ведь и русские, которые живут в России и ненавидят Россию…

— Как думаешь, чем может закончится конфликт на Юго-Востоке? Когда закончится стрельба, что произойдет дальше?

— Мы победим. Это без сомнения. А дальше… До завтра бы дожить. Тяжело будет, без сомнения. Ворюги мне все-таки милей, чем кровопийцы.

— Как считаешь, что мы (Россия) сделали не так в последние 20 лет, что привело к сегодняшнему дню? Мы могли что-то изменить?

— Поздняк метаться. Надо было Союз не разваливать. Ну, хорошо… Надо было вливать в российскую пропаганду бабла. В пророссийские общественные организации. В партии. Как это делали американцы. Да, я понимаю, что были объективные причины и в девяностые Россия просто не могла поддерживать союзников. Но. Не будете поддерживать сейчас — война придет к вам в дом. Нас-то тут убьют, не вопрос. Вы-то что делать будете, когда нас убьют?

— Общество России разделено сейчас на 2 неравные части: первая (бОльшая — верит в свою страну, и в свою правду), вторая — находится в поисках аргументов, почему Россия агрессор. Как считаешь — почему именно образованные, интеллигентные люди составляют меньшинство, которое желает своей стране поражения? И почему они считают, что верить в свою страну можно только под воздействием пропаганды?

— Прости, но в каком месте они образованные? Кто образован? Макаревич? Ахеджакова? Упаси Боже, но это не образованные люди, это торгаши лицом. Они умеют кривляться на заказ, не более. Кто платит — под того и кривляются. Назови мне хоть одну фамилию действительно образованного человека, который поддержал нацистов? Ведь даже ты, либерал — не поддержал киевских нацистов. Сколько сейчас в Крыму государственных языков? Три. Русский, украинский и крымско-татарский. В Швейцарии четыре, например. Немецкий, французский, итальянский и ретороманский. В Одессе сколько? Один. Украинский. Нет, все, конечно, общаются на русском. И внутренняя документация на русском. А вот все официально — запрет на любой язык. И где тут свобода, о которой так пекутся твои образованцы? Вот опроси своих знакомых интеллигентов — кто сжег Одессу? И ведь мало кто скажет — я не знаю. Образование и ум — разные вещи. А ведь эти, которых у вас там в России 16% типа интеллигентов, они даже не понимают — они сами против демократии. Против 84% — которые и есть демократия. Но они против. Это из-за таких как они здесь, у нас, уже до пятидесяти тысяч убитых. Это же они разжигают войну.

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

USD
67.01
-0.74
EUR
78.36
-0.81
Курс ЦБ РФ на 20.09.2018
Новые комментарии
  • Загрузка...