Владимир Никитаев: Русские первыми не стреляют

Владимир Никитаев: Русские первыми не стреляютСкладывается впечатление, что украинскому «правительству победителей» и обслуживающим его бывшим оппозиционным СМИ так хочется, чтобы Россия объявила Украине войну, что они уже это сделали за Россию. Легитимность этих правителей висит на волоске, если не сказать грубее, а «внешняя агрессия» – хорошая возможность выступить в роли «спасителей отечества». Нет сомнений, что они используют эту возможность на полную катушку и что найдется немало разогретых майданами голов, которые воспримут происходящее так, как это будет подано в украинских СМИ.

Строго говоря, обращение президента России к Совету Федерации – это наши внутренние дела. Президент в соответствии с Конституцией обратился к Совету Федерации с просьбой предоставить ему право, и право было предоставлено. Всё остальное пока ограничивается поддержкой новых властей Крыма со стороны воинских частей базы ЧФ, и принятием необходимых мер профилактики возможных провокаций.

Можно по-разному относиться к случившейся на Украине социально-национальной революции, к этому двуликому Янусу, в котором социальный и националистический вопрос так сращены, что разделить их невозможно. По мере развития событий, на передний план выходила то одна сторона, то другая, при этом в любом случае одна поддерживала другую и давала возможность недалеким или недобросовестным очевидцам и наблюдателям всегда видеть только одну из них.

Международная ситуация вокруг Украины гораздо более прозрачная и понятная. Запад поддерживал президента Януковича, пока он проводил совсем не пророссийскую, скорее наоборот, политику, был для Запада, так сказать, «своим мерзавцем». Однако после того, как он приостановил подписание соглашения об ассоциации, и дал возможность заподозрить себя в переходе на сторону Путина, атрибут «свой» тут же отозвали и он оказался просто «мерзавцем». Не сомневаюсь, что если бы в ходе событий ночи 30 ноября были разогнаны сторонники вступления в Таможенный союз, а не «евроинтеграции», – Запад отнесся бы к этому «с пониманием». Но случилось то, что случилось.

С момента массовых митингов на Майдане в первых числах декабря политическая машина Запада заработала против правительства и президента Украины, оказывая всевозможную, в том числе резко выходящую за рамки дипломатических приличий, помощь и поддержку всем силам, выступающим против государственной власти. Навряд ли Запад был столь наивен, чтобы не замечать антироссийской и русофобской струи в этих выступлениях. Не мы, а западные политики маркировали происходящее как вопрос исторического выбора Украины между Европой и Россией. Запад нагло и грубо работал против России прямо у нее под боком, демонстративно игнорируя ее интересы и официальные заявления. Да еще откровенно пользуясь тем, что Россия связана Олимпиадой, которую она расценивает как дорогой праздник, сделанный ею для всего мира.

С точки зрения руководства России, Запад активно поддерживал государственный переворот на Украине, пользуясь слабостью и близорукостью президента Януковича. Не меньше десятка разнокалиберных государственных чиновников и политиков Запада постоянно, на протяжении двух с половиной месяцев держали с ним связь (читай: дергали поводок) и оказывали давление, пугая последствиями применения силы против «мирных протестувальникив». Последний, самоубийственный для конституционного порядка и себя шаг Янукович сделал 21 февраля под давлением и при гарантиях министров иностранных дел Германии, Франции и Польши. Но когда охлократия Майдана выкинула это соглашение в мусорную урну, и захватила всю инфраструктуру власти, никто из этих западных «друзей» и пальцем не пошевельнул для защиты той власти, которую они сами столько лет охотно считали конституционной и легитимной. Практически все они сразу же признали новоявленную украинскую «владу».

Чтобы понять, почему руководство РФ приняло решение вмешаться в эту ситуацию, в том числе оставляя за собой возможность применения вооруженных сил, нужно понимать, как минимум, следующее.

1. В сложившихся условиях Россия не может признать легитимным нынешнее руководство Украины, и, тем самым, не может вести с ним никаких переговоров на правительственном уровне. Заметим, что нынешний «и. о. президента Украины» Турчинов смог связаться по телефону только с Нарышкиным, то есть его признают лишь в качестве легитимного депутата Верховной Рады. Думаю, примерно в таком же статусе легитимности воспринимался российской стороной и Яценюк в разговоре с Медведевым, главным содержанием которого, судя по сообщениям СМИ, были требования России не допустить насилия по отношению к русскому населению.

2. Украина находится в промежуточном положении: часть населения признает новую правящую группировку, часть нет. Одна часть Украины навязывает свою волю всей стране, ведется разгром основных политических партий (Партии регионов, КПУ и других), зачищается политическое пространство, раздаются угрозы физически расправиться с русскоязычной интеллигенцией, началась тотальная люстрация всех государственных структуру и т.д. Глядя на это, руководство России осознает, что в такой ситуации оно не сможет признать предстоящие выборы свободными и демократическими. Как дальше жить с соседом, руководство которого ты не можешь признать без ущерба для собственного достоинства и международного имиджа?

3. В сложной, мягко говоря, ситуации оказалось русское и русскоязычное население Украины, которым, фактически, не на кого и не на что надеяться, кроме как на Россию, перед лицом перспективы окончательной дерусификации и насильственной украинизации. Примечательно, что ново-старая группировка, пришедшая к власти на гребне борьбы с «криминально-олигархическим» режимом, сама теперь назначает на должности губернаторов восточных областей самых одиозных местных бизнесменов и олигархов. По сути, воспроизводя тем самым средневековый феодальный строй. По имеющей информации, за две недели февраля в миграционную службу Российской Федерации обратились 143 тыс. украинцев. Везде в мире это называется «массовый поток беженцев».

4. Россия имеет четкие экономические интересы и «завязки» на Украине. В случае чего, у нас зависнет там одних только кредитов государственным и частным структурам минимум 30 млрд. долл. Газопровод в Европу. Радикалы уже заявили о возможном отказе платить по долгам «предыдущей власти».

5. Наиболее вероятный сценарий будущего Украины – это превращение ее во «вторую Грузию», или, учитывая национальную биполярность, в ухудшенный, экстремистский вариант Прибалтики – с реваншем нацистов, превращением русских и прочих не-украинцев в «граждан второго сорта». И вступлением в НАТО, разумеется. Это если всё обойдется без гражданской войны и/или массовых расправ. Даже в «мягком» варианте такого развития событий история президенту Путину этого не простит.

Какие у России есть достойные возможности действия в этой ситуации?..

Наиболее логичный, но и прямолинейный, ход, программа-максимум, так сказать, – это возвращение ситуации в последнюю точку, когда она, по мнению России, еще находилась в конституционном поле. В ситуацию, когда было подписано соглашение 21-го февраля. Усадить за стол переговоров, как минимум, все стороны соглашения (Януковича и оппозиционный триумвират), плюс представители ЕС и России. И затем искать решение, которое бы устроило всех. Скорее всего, это будет федерализация Украины, широкая автономия Крыма и проведение действительно свободных демократических выборов на всей территории страны. В мире полно государств, которые живут по такой модели, и никто не считает, что они – разделенные, или что у них ущербный суверенитет.

Программа-минимум: под угрозой применения российских войск вынудить новую украинскую «владу» прекратить применять насилие и диктат по отношению к преимущественно русскоязычным и пророссийски настроенных территориях. Дать этим территориям возможность сформировать собственные органы управления и принять участие в общих выборах нового парламента и президента.

Вообще, при здравом подходе к ситуации, следовало бы обсуждать, скорее, не «российскую оккупацию», а ту цену, которая Россия приходится платить за то, чтобы на Украине произошли уже действительно свободные демократические выборы, отвечающие европейским и каким угодно стандартам.

Реакция Запада была предсказуемой. Они загнали Россию в ситуацию цугцванга, надеясь при этом, видимо, что Россия выберет из двух зол ту, которая больше нравится Западу. Тут они просчитались.

Вообще, думаю, Владимиру Путину следует твердо стоять на том, что Россия выступает против нацистского реванша в одном из крупнейших государств Европы, а те, кто поддерживают нынешний киевский режим – наоборот. И если нам, как и СССР в 1941 году, придется бороться одним против объединенных сил, значит, так тому и быть. «Делай, что должен…».

Следует подчеркнуть, что это не Россия, а Запад ведет дело к войне, поддерживая хунту, которую пришла к власти силовым путем. При этом именно на Западе лежит за это ответственность, включая ответственность за уже погибших в украинских событиях людей. Этого бы не случилось, если бы США и ЕС не поддерживали антигосударственный переворот.

Никакой войны и даже вооруженных столкновений не будет, но при двух условиях. Во-первых, если Запад не подтолкнет или не поддержит «правительство победителей» в стремлении «дать отпор» вооруженной силой. Во-вторых, если Правый сектор и им подобные экстремисты, которых пока никто не в силах контролировать, сами не отправятся «освобождать Крым», спровоцировав, тем самым, жертвы. До сих пор от «российского вторжения» не пострадал ни один человек.

Будут переговоры и попытки решить все вопросы, оставаясь в рамках международного права.

Мы – мирные люди. Хотя и с бронепоездом на запасном пути.

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

USD
59.54
0.66
EUR
67.69
1.73
Курс ЦБ РФ на 29.06.2017
Новые комментарии
  • Загрузка...