Дмитрий Травин: С 2000 года в России строится уже третий политический режим

С 2000 года в России строится уже третий политический режимПервый, условное авторство которого можно приписать Александру Волошину, существовал до президентских выборов 2004-го. За это время были раздавлены остатки ельцинской семьи и установлено, по сути, единоличное правление Владимира Путина.

Второй, выстроенный в основном Владиславом Сурковым, существовал с 2004 г. до зимы 2011-2012 гг. и включал, в частности, «эпоху Медведева», который делал много деклараций, но так ничего и не изменил.

Третий режим оформлялся с момента замены Суркова на Вячеслава Володина. Сегодня ключевые перемены уже отчетливо видны, и можно, говорить о том, в каких условиях Россия будет жить ближайшие годы.

Итак, система Володина выглядит примерно следующим образом:

1. Необходимо отделить потенциальный протест беднеющей российской глубинки от протеста интеллектуальных лидеров, которые ждут возможности вернуться на Болотную. Слияние этих двух волн может стать по-настоящему опасным, поскольку ситуация станет напоминать нынешнюю киевскую. Для предотвращения украинизации социального противостояния в России осуществляется политика персональной дискредитации наиболее известных фигур протестного движения (от Алексея Навального до Виктора Шендеровича) по старому принципу «если на вас еще не заведено дело, это – не ваша заслуга, а наша недоработка».

2. Для того чтобы подобных недоработок было как можно меньше, «взбесившийся принтер» разрабатывает максимально запутанное законодательство, в котором запрещено абсолютно все. Таким образом, если понадобится надавить на определенного человека или организацию (включая СМИ), всегда можно будет подобрать какой-нибудь закон: то ли о пропаганде гомосексуализма, то ли об оскорблении чувств, то ли о призывах к расчленению страны…

3. Госдума может работать бесконечно, поскольку, чем больше ограничений свобод она установит, тем больше будет страх простого человека нарушить какую-нибудь очередную норму. Упомнить их все скоро станет практически невозможно. Таким образом, даже простая запись в блоге или в социальных сетях может создать для человека проблему. Естественно, речь не идет о желании властей пересажать всех блогеров, однако при необходимости каждого можно будет пригласить куда следует и предупредить об ответственности. Подобная система профилактики диссидентства применялась в советском КГБ при Юрии Андропове, причем довольно успешно. Подавляющее большинство предупрежденных граждан предпочитали заткнуться и не ссориться с системой.

4. Если протестующие интеллектуалы будут отсечены от широких масс, то станет легче впаривать народу новую идеологию. Попытки построения подобной идеологии на консервативной основе уже предпринимаются. Если Сурков лишь говорил об этом, то Володин предпринимает конкретные шаги. Благодаря людям из «ящика» типа Дмитрия Киселева электорат должен с каждым годом чувствовать все большую гордость за свою страну вне зависимости от того, есть ли для гордости реальные основания.

5. Под идеологические задачи перестраивается система образования. В частности, этим объясняется формирование единого стандарта учебника истории. При наличии официального стандарта хорошие учителя потеряют возможность давать дополнительные знания наиболее способным детям. Стандарт для школы – это как «взбесившийся принтер» для общества в целом. Отклонишься от нормы на уроке – попадешь в число нарушителей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

6. Если нельзя подкупить весь народ или даже большую его часть, то можно подкупить стихийно возникающих в глубинке лидеров, применяя систему не только кнута, но и пряника. Голосование по одномандатным мажоритарным округам постепенно снимает потребность в дискредитировавших себя «Единой России» и «Справедливой России». Пусть в том или ином округе побеждает сильнейший. Затем этому сильнейшему сделают предложение, «от которого нельзя отказаться», и интегрируют в Народный фронт со всеми вытекающими отсюда выгодами и привилегиями. А в случае отказа вступит в действие механизм персональной дискредитации, и избиратели внезапно обнаружат, что их депутат – преступник, извращенец, враг народа и агент всех возможных иностранных разведок.

Строящаяся ныне система комплексна и внутренне непротиворечива. Все ее элементы дополняют друг друга — так же, как дополняли друг друга элементы системы Суркова. Большая жесткость новой модели обусловлена проблемами застойной экономики. Если нет денег, чтобы покупать голоса избирателей, приходится пробуждать в них бескорыстную любовь к власти с помощью массированного промывания мозгов.

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

USD
66.88
-0.01
EUR
76.18
0.12
Курс ЦБ РФ на 18.08.2018
Новые комментарии
  • Загрузка...