Александр Самоваров: Враги народа многоразового использования

Александр Самоваров: Враги народа многоразового использования

Александр Самоваров: Враги народа многоразового использованияСам термин «враг народа» появился во времена Великой французской революции. Но более точный перевод не «враг народа», а «враг нации». Ибо единая французская нация провозглашалась субъектом власти, а все несогласные с этим сторонники короля были враги нации без кавычек. Большевички этот термин подхватили, а надо сказать, что весь «великий октябрь» делался под копирку Великой французской революции, только вот места для русской нации в революции Ленина и Троцкого не было. И объектом обожествления была уже не нация (русская нация), а некий абстрактный мировой пролетариат, он же и был выгодополучателем от «великого октября». При всем маразме и даже кровавом комизме положения, ибо «мировой пролетариат» существовал только в больном воображении Ленина и никак себя не проявил ни до 1917 года, ни после него, врагов нужно было как-то обозначать.

Термин «враг нации» не подходил, термин «враг народа» подходил больше, заговор кучки большевиков был назван ими же почему-то народной революцией, которая якобы была прелюдией к мировой революции. И потому своих врагов большевики обозначали «контрреволюционерами», т.е. это те, кто против революции. Термин хитрый, подлый и обманный как почти все у большевиков, ибо массы людей, которые боролись с большевиками, были куда более революционерами, чем Ленин и его банда, те же эсеры или меньшевики были революционерами, анархисты и идейные «зеленые» были революционерами. И что самое поразительное «белые» были по целям своего движения революционерами, ибо стояли за власть народа, точнее, за власть русской нации. Вот они-то и были подлинные революционеры. А термин «враги народа» или «враги нации» более всего был приложим к самим большевикам.

Но большевички сами это понимали очень хорошо, а вот народ этого понимать не должен был ни при каком раскладе. Поэтому большевики называли революционерами только себя, а все прочие были «контрой», место которой у «стенки».

Но при Сталине настали несколько другие времена. Ибо при всем желании назвать Троцкого и Зиновьева, Шляпникова и Бухарина, т.е. тех людей, которые и совершали «великий октябрь», которые возглавляли партию большевиков во времена гражданской войны, называть их контрреволюционерами было нереально, это было даже смешно.

Вот тут и всплыл термин «враг народа». Он лег точно в лузу. Ибо какие-никакие, но интеллигенты типа Троцкого, Бухарина, Каменева никак не «тянули» на происхождение из народа. Да и вся ленинская гвардия была такая же, они были чужие народным массам, которые Маркса пытались читать (их заставляли), но не понимали его, больше того, они и Ленина-то не понимали, и нужны были специальные люди пропагандисты, которые им Маркса с Лениным толковали, расшифровывали в нужном направлении.

Надо признать, что всей этой «советской массе», которой вбивалась в головы великая честь быть пролетариями, интеллигенция была ненавистна. Речь идет не о нормальных людях из народа, а именно о многомиллионной гопоте, которая была вполне приблатненной. Любимые выражения этих друзей по отношению к интеллигенту – «еще очки надел», или «а еще в шляпе».

Именно для этой гопоты и выбрали термин «враг народа». Они это понимали, чувствовали, что те, которые в шляпах и в очках им враги. Другой вопрос, что во времена чисток некоторых представителей гопоты тоже сажали как врагов народа, но картину это не меняло.

Советская власть не могла существовать без контры и врагов народа, ибо ей всегда был нужен внутренний враг. Когда эпоха Сталина закончилась, то как-то пустовато стало без врагов внутренних. Были-были враги и сразу закончились, ну из Берии сделали шпиона. И все.

А как же вся чекистская махина? Как же миллион пропагандистов? Ну стиляги там появились в качестве врагов. Но ведь это мелочь. Да и расстреливать нельзя уже было без реальной вины.

Но советские люди просто так не сдаются, они из всего найдут выход. Расстреляли Бухарина. А велика польза? Потешили себя Сталин с присными, Вышинской назвал на суде Бухарина помесью свиньи и лисицы. Но расстреляли и все. От Троцкого хоть троцкисты оставались лет 20, а тут никакой пользы.

А если бы не расстреливать? А если бы не расстреливать Бухарина, то был бы постоянный враг. Постоянно его можно было атаковывать, вести с ним борьбу, а среди масс вести разъяснительную работу.

И вот так советская власть постепенно пришла к врагам многоразового использования. Хотя ведь с ними намучаешься. Вот Пастернак, вполне себе правоверный советский человек, это надо было специальную операцию провести, чтобы его роман опубликовать за рубежом (он-то был уверен, что все делает по советским правилам). Но зато когда его совершенно не антисоветский роман опубликовали, но раздули это в нужном направлении, то против него всю страну можно было поднять.

Враги закончились, но они были очень нужны. Страшные и непримиримые, которых можно было бы бояться и ненавидеть.

Но Пастернак не рвался бороться с СССР, тут нужны были другие люди. Солженицын очень подошел. Это был уже не советский писатель-конформист. Это был человек с мировоззрением. И вот начали увлеченно делать из него врага народа. Что было тоже не просто.

Солженицын ведь был принят в стан советских писателей безоговорочно. И «правые», и «либералы» его приняли. Шолохов к нему нормально относился, Твардовский его публиковал. И главное, что тексты его шли в струю, ибо партия боролась с культом личности Сталина. Чтобы было для страны такого, если бы опубликовали его Архипелаг ГУЛАГ? Да ничего особенного. Министр МВД Щелоков в своем письме к Брежневу предлагал дать Солженицыну наград побольше, сделать среди писателей начальником каким-нибудь, а не делать врага народа.

Но Системе нужен был враг. И Солженицына, который не собирался никуда выезжать из России, сделали изгнанником, хотя как с русским националистом и патриотом с ним вполне можно было найти общий язык.

То же самое повторилось и с академиком Сахаровым, единственное из страны его выпускать не стали. По понятиям тех, кто руководили страной, он бы все военные секреты сдал. Но они по себе судили, Сахаров бы ничего не сдал, ибо был интеллигент с представлениями, что есть добро и зло.

И вот этих многоразовых «врагов народа» использовали на всю катушку, вся советская пропаганда кормилась с них, десятки тысяч лекторов общества «Знание» ездили по стране и доверительно рассказывали народу, что Сахаров на самом деле Цукерман. Я не шучу.

Было в СССР и еще несколько сотен врагов народа помельче. И все они пригодились Системе со страшной силой в 1991 году и позже. Эти враги народа сформировали некую альтернативную идеологию, которая и была принята на вооружение Системой. Плюрализм, рынок и т.д. Горбачев с Ельциным и слов-то таких не знали.

Надо сказать, что подобное случалось не только в СССР-РФ. К примеру, в Германии с 1968 года существовала террористическая Фракция Красной Армии, или иначе группа Баадера—Майнхоф. Всех этих друзей, похоже, просто использовали в темную, но под их идеи переформатировали весь Запад.

Враги народа в 1991 году стали хозяевами политического дискурса, но им понадобились свои многоразовые враги народа, и ими стали пресловутые красно-коричневые с вечным и непотопляемым Прохановым во главе. Скажем, юркий Кургинян был и там, и здесь, и среди красных, и среди олигархов, а вот Проханов довольно долго шел несгибаемым красно-коричневым.

Шел-шел и из врагов демократии (народа) стал, как диссиденты-антисоветчики в 1991 году, во главе дискурса. Система взяла на вооружение идеи об Империи, а сам Проханов теперь вещает отовсюду как Оракул.

Система она же тупая, она же решает сугубо приземленные вопросы типа распределения денежных потоков, ей не до философии. И когда Система желает изменить курс, потому что от прежнего курса народ устал, или появились у Системы некие иные внешние цели, то «враги народа» здесь очень кстати.

А теперь посмотрим, кто у нас сейчас во врагах народа, посмотрим, какой курс мы увидим через энное количество лет.

Самые известные и колоритные враги народа – это Пуськи. Их раскрутили почему-то круче всех. И чуть ли на Нобелевскую премию их выдвигали, и с Мадонной они пели, и за их свободу боролся весь цивилизованный мир, и по шее они уже бедняги пару раз получили от казаков каких-то.

Можете себе представить, что Толоконникова лет через 15 станет во главе Совета Федерации? Я легко могу себе представить. И ничем она не будет хуже, чем мадам Матвиенко.

Есть еще враг народа депутат Пономарев, есть враг народа, бывший советник Путина Илларионов, есть отец и сын Гудковы, есть Навальный.

И где-то все вертится в Системе, а не сделать ли врагов народа из русских националистов? Но тут все проблемно. С одной стороны, они враги Системы и потому вполне себе «враги народа», но с другой стороны, к чему апеллировать в противостоянии с Западом и пятой колонной в России, если не к русскому национализму? И строительство империи без русского национализма есть пустой звук. Но даже все это мелочи.

Сложнее вопрос с другим. Очень не хочется русских националистов подпускать к власти хоть как-то, хоть с какого бока, хоть даже через 15 лет. Не говоря уж про день сегодняшний.

Не хочется, а надо!

Смотрите также