Эрик Лобах: От погрома к расцвету: «Собачье сердце»

Эрик Лобах: От погрома к расцвету: "Собачье сердце"«Требования москвичей справедливы, но это не повод для погромов, которые лишь ухудшают ситуацию.» — час назад сказал Сергей Собянин на заседании Мосгордумы.

Давайте по-честному.

Во-первых, ни один психически здоровый человек, конечно, — не является сторонником погромов в принципе. Даже если это не жестоко, а просто весело (что крайне редко: обычно это жестоко). На этот раз просто повезло. За что, кстати, большое спасибо лидерам русского националистического движения — Александру Белову (Поткину), Ивану Миронову и другим — которые на моих глазах несколько раз и очень эффективно сдержали толпу местных жителей от крайностей, тогда как Глава местной Управы всех лишь подзадоривал своей тупостью.

Многие не любят Белова(Поткина), а он (с Мироновым) проявил себя на месте как единственный представитель разумной власти (ибо другой власти там просто не было, что МВД, что Управа в Бирюлёво — это не власть, а просто взяткополучатели). Мгновенно, разумно, эффективно. Иначе бы было кроваво — и с обеих сторон. Но благодарности ждать пока не приходится, ну да ладно.

Итак, погромы и в самом деле «в принципе» никому не нравятся.

Но есть и «во-вторых».

Начну с того, что «это не является поводом» — весьма неудачное выражение Сергея Собянина. Поводом, конечно, является.

Но и говорить о том, что «только ухудшает ситуацию» — просто глупо.

Пока (лишь пока! — ибо погромы могут быть и совсем жестоко-кровавыми, как я выше написал) — погромы были исключительно полезны и очень живительны. Реально явились единственным инструментом применения вовсе не «абстрактной справедливости», а именно что формально действующего сейчас законодательства РФ.

Они какие у нас были-то, давайте вспомним.

Ну вот в 2010-м году на Манежной площади выступления. Что явилось поводом — само ли убийство Егора Свиридова? И да, и нет, — не совсем. Убийства в России происходят регулярно, увы. Но в убийстве Егора Свиридова принимала участие организованная банда из пятерых человек. Четверо из которых после убийства были отпущены следователем «под подписку» сразу же после того, как к следователю подъехало несколько человек на дорогих автомобилях — с кейсами, — и они сразу же сбежали куда-то там в горы прятаться.

Спрятаться они не успели — ибо произошли события на Манежной площади. После которых — нашими же правоохранительными органами (а не народным судом, например) — решение «о подписке» было пересмотрено на арест — и сбежавших в горы оперативно нашли и вернули туда, где им и место — в СИЗО.

Повторяю — не погромщики их поймали и избили-убили, но была восстановлена законность. Именно законность. Кто-то будет спорить?

Ну и вот теперь в Бирюлёво. Наверное — всем не только понятно, но уже теперь и известно из прессы, что оные «справедливые требования москвичей» высказывались всем органам власти Москвы тысячу раз — и много лет подряд. Но плевать на них все хотели — и МВД, и Собянин, и даже Онищенко.

Но стоило произойти маленькому погрому! На глазах всей страны — за два дня преступник найден и аж на вертолёте за час доставлен на Петровку 38! Бандитский притон в виде базы – закрыт. Интересно, кстати, — какую антисанитарию там нашёл Онищенко именно после погрома? Да там тогда уже был срач с побитыми окнами и перевёрнутыми прилавками — это уже не антисанитария! Значит Онищенко знал собственно об антисанитарии до погрома, но сделал вывод только после. За день (!!!) создан в структуре МВД Москвы отдел по борьбе с этнической преступностью, за день!

Москва стала намного краше, чище и законней — ЗА ДЕНЬ-ДВА!!! И только благодаря погрому. Повторяю — до смешного по сути — за два дня! Т.е. это даже неприлично, по сути — за два дня создать целый отдел в структуре МВД, например. Москва стала «более лучше» не только по признанию народа, но и по признанию самого Собянина того же: «мы поймали, мы закрыли, мы создали».

Теперь давайте рассмотрим обратные случаи. Ну вот от мелкого до большого.

Мелкий случай возьму личный (повторяю — он действительно мелкий по сравнению с тем, что мы здесь обсуждаем).

Четыре года назад у меня во дворе ночью угнали мой автомобиль. После этого происшествия у нас же во дворе угоняли машины ещё два раза (тоже не нашли), а из подъезда велосипеды — вообще регулярно, последний месяц назад с пятого этажа. При этом у меня «элитный» дом — что включает в себя среди прочего забор, камеры видеонаблюдения, консьержку, да ещё и в этом же дворе стоит домик, в котором круглосуточно дежурит участковый (вот буквально под его окном моя машина и стояла).

Понятно, что из-за автомобиля погром устраивать никто не будет. Но. Вот когда мою машину угнали — утром приехали и зафиксировали, передали следователю. Так вот. Никакой следователь мне ни разу даже не позвонил за все эти четыре года. Ну хотя бы просто так — из вежливости. Ну хоть для отмазки — сказать что-нибудь типа «искали, но не нашли, извините; дело закрыто».

Но и это ещё не всё! Через несколько месяцев после угона мне понадобилась справка для налоговой — об угоне автомобиля. Ну чтоб за этот период налог не платить, значится. Я подъехал в здание районного МВД и два с половиной часа пытался выяснить, что за следователь ведёт это дело — ибо именно он должен был дать мне оную справку. Искали по разным журналам, потом нашли. Иду к его кабинету, кабинет закрыт. Через ещё полчаса приходит. Не утверждаю, что пьяный, — но мне тогда так показалось. Уж точно — сытый и лоснящийся. Объясняю ему ситуацию, «Отлично, — говорит, — заодно у Вас и показания возьму». Через три месяца после угона. Ладно, пишу — такого-то угнали, там-то стояла и т.д. Спрашиваю — а написать ли — где была поцарапана, что в машине лежало и пр.? — Пишите, если хотите, но мне через полчаса уходить, побыстрее. Вот и всё. Ах, да: ещё он поинтересовался, что у меня за одеколон, ибо ему он понравился.

Т.е. через три месяца в деле о поиске угнанной машины появилась информация о том — где она стояла и какие на ней царапины — на всякий случай. О том, чтоб взять показания у участкового, соседей, которые может быть видели, просмотреть кадры видеонаблюдения — об этом речь не шла за эти четыре года ни разу, естественно. Но и это ладно, но хотя бы за четыре года позвонить хоть раз и сказать ну хоть что-нибудь типа «не нашли, но искали», пусть это и не так — но хоть для приличия — с этим как быть? А ведь это вам не отдел по борьбе с этнопреступностью создать за два дня!

Как бы это описал наш любимый классик Михаил Булгаков? А вот примерно так:

» — Голубчик, я уж не говорю о просмотре камер видеонаблюдения (хотя зачем тогда их вообще вешали?!)! Пусть, если модернизация, переименование МВД и «вставайте России с колен» — не нужно угнанные машины даже пытаться искать. Но почему, я спрашиваю, хотя бы просто не позвонить и не проинформировать?!

— Так у них, Филипп Филиппович, и вовсе нет Вашего телефона.

— Ничего подобного! У них есть мой телефон. И этот телефон я им дал сам, когда через три месяца после угона автомобиля пришёл получать справку для налоговой! Спрашивается — кто по этому номеру должен был звонить? Буржуй Саблин? Сахаразаводчик Полозов? Да ничего подобного! По нему должны были звонить как раз вот эти вот — переатестованные.»

Да, зато начальник этого отделения МВД — ПЕРВЫМ В МОСКВЕ прошёл переаттестацию, затеянную в МВД Медведевым.

Так вот — это мелкий случай. А теперь возьмём глобальный. Уничтожен один из основополагающих институтов России, основанный ещё Петром Великим — Российская Академия Наук.

В Бирюлёво на народный сход с последующим погромчиком вышли пара тысяч человек, может три тысячи. А по поводу РАН стонали совсем без преувеличения сотни тысяч (повторяю — без преувеличения) академиков, профессоров, докторов, кандидатов и прочей научной интеллигенции — несколько месяцев. Стонали в газетах, в интернете, в ГосДуме, ходили на приёмы к Президенту, говорили на кухнях, на симпозиумах, на круглых столах, на съездах, на конференциях, просто в курилках.

«Стонали» — не то слово, конечно. Аргументированно возражали, просили, требовали, взывали, совестили, даже иногда кричали.

Не три тысячи, а сотни тысяч.

И что? И ничего. Выйдет министр Ливанов, глаза рыбьи вылупит, ехидно улыбнётся — и уйдёт. Пока академики с профессорами требуют и взывают — он дело делает — разваливает Академию, заодно с системой образования.

Единственным эффектом от требований и увещеваний научной общественности, о котором мне известно, — явилось приглашение от китайской стороны всему Сибирскому отделению РАН — от академиков до лаборантов — переехать в Китай, там условия для научной работы создадут и отбирать здания для того, чтоб в них устраивать рестораны, магазины и публичные дома, — никто не будет. Ну хоть кто-то услышал эти стоны, хоть китайцы.

А вот представьте — если б вышли на Тверскую к Министерству Науки и образования — да пару чиновников отловили — и даже б не избили, а интеллигентно, но жёстко поговорили, просто подержав за воротничок. И министерские автомобили не попереворачивали бы, а хотя бы наклейку налепили бы. И окна в министерстве не побили бы, а хоть что-нибудь нарисовали — хотя бы какую-нибудь физическую формулу. Глядишь — и…

Ну помните — как киногерой Аркадия Райкина в фильме, названия которого я не помню, — помог своей учительнице с проблемами в коммунальной квартире (с соседями). Тихонечко так за воротничок и… — ну вы помните. И сразу же наглые рыбьи глаза влазят назад в орбиты, лицо приобретает бледный цвет — и порядок со справедливостью восстанавливается, а наглецы становятся вежливыми.

Поймите — я в самом деле не призываю. Ну мы же все люди нормальные — не злые, не бешеные, не жестокие. Но не проконстатировать нельзя — иного выхода просто нет. Ну вот так сложилось с нынешним режимом — ну никак иначе, увы… У меня лично даже собаку бить не надо, даже легонько — он реально понимает слова, вот клянусь! Даже не слова, а просто интонацию. Даже взгляд порой. И даже грубых слов не надо — я никогда ему не говорил «Нельзя!», просто тихо «Герман, не надо» — и он на кухне к столу не подходит.

Ну что ж поделаешь, что с нынешним правящим режимом не так? И собаки-то не все такие воспитанные — как мой Герман. Ну никак не получается «только лаской» с нынешним режимом… Их всех поголовно воспитывали или в тюрьмах, или в бандах; «элиту» из них воспитывали воры в законе. И всё. А там методы воспитания не самые интеллигентные. Иногда даже силовые. Иногда даже чрезмерно.

Вот профессор Преображенский тоже всё время говорил про «только лаской, только словом» — и чем это закончилось? Тем, что операцией (силовым вмешательством) в конце-концов всё-таки пришлось заниматься.

Вот так и тут — и погромы плохо, и без погромов никак…

Только очень аккуратно, профессионально, без переборов, но жёстко всё-равно.

Естественно — нельзя их устраивать из-за каждого угнанного автомобиля и т.п. Но есть ведь вещи значительные, и вот тут стоит подумать…

«- Погромы, Иван Арнольдович, штука хитрая. Погромы устраивать нужно уметь, и представьте, большинство людей устраивать их вовсе не умеет. Нужно не только знать, что они нужны, но и когда и как. И что при этом говорить, да-с! Если Вы заботитесь о России, вот Вам добрый совет — не говорите на погромах о Навальном и о либералах. И, Боже Вас сохрани, не смотрите до погромов «Первый канал», НТВ и РТР!

— …

— Вот вообще телевизор и не смотрите. Кроме футбола и передач о природе.»

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

USD
66.25
-0.22
EUR
78.08
0.33
Курс ЦБ РФ на 22.09.2018
Самое читаемое
Новые комментарии
  • Загрузка...