Маша, генерал Карбышев и Шарли Эбдо

Если ты, предположим, блогер или, не дай бог, лидер общественного мнения; если ты хочешь быть принятым в продвинутых кругах, на лету создающих и ловящих тренды и мейнстримы; если ты боишься обвинений в постыдном консерватизме, ты обязан периодически провозглашать нечто такое, что в этих кругах является социально-культурным мастхэвом. Точнее говоря — мастспиком.
Речь идет об обязательной смеси:
— радикального феминизма,
— императивной политкорректности,
— назойливой толерантности, одновременно предполагающей полное неприятие ничьих точек зрения, кроме одобренных продвинутыми кругамиТМ,
— глубокого сострадания к ЛГБТ во всем его радужном многообразии,
— готовности десакрализировать что угодно во имя тотальной личной свободы.
Желательно следовать в русле этих требований целиком, но в крайнем случае можно взять хотя бы кусками.
Даже если тебе, скажем, не нравится новый феминизм, стремительно выродившийся в жанр зловещего водевиля, или, допустим, ты не испытываешь восторга от моды на смену не только гендера, но и пола (что не одно и то же), и тебя тошнит от всей эта левацкой хрени — все равно изволь как-то подать знак, что ты, мол, свой, а не чужой. Ноблесс, простите за выражение, оближ. Не хочешь, а найди свою нишу в этом сообществе передовых граждан, выбери в представленном меню хотя бы пару блюд, чтобы таки доказать принадлежность к продвинутым кругам.
Например, провозгласи право граждан на тотальное нелимитированное смехачество и вышучивание абсолютно всего — в духе Шарли Эбдо. Креативные сотрудники этого французского журнала годами выстебывают авиакатастрофы и пожары, убийства и теракты, чужие драмы и трагедии. Парадигма остается неизменной много лет — нет ничего на свете, друг Горацио, что невозможно остро оборжать. И только когда вендетта настигла самих журналистов-карикатуристов, их пыл слегка угас. Некоторое время стояло оглушительное молчание, хотя, отдадим им должное, они в итоге смогли, пусть и без привычных слабоумия и отваги, выстебать и это. Что ж, по крайней мере, ребята остались равными себе.
Да. Так вот. Нечто подобное мне довелось прочитать недавно на фейбучной странице одной известной колумнистки, назовем ее М. Д., обычно довольно ловко и задиристо жонглирующей словами, но все же до некоторых пор располагавшей ошметками здравого смысла. Уважаемой М. Д., говорят, приходилось и агрессивных феминисток выстебывать, и с назойливыми адептами политкорректности расправляться, но, подозреваю, в итоге что-то пошло не так. Продвинутые ли круги отвернули носы, внутренний ли голос заявил об опасности неполного соответствия не писаному, но чутко воспринимаемому спинным мозгом кодексу этой огромной секты, однако даму радикально развернуло.
В качестве искупительной жертвы было решено выбрать тему десакрализации. Модный солидный дискурс, помеченный рядом весьма громких скандалов — не мелкотемье какое-то. Тут и комедия про блокаду Ленинграда, и пуссирайоты в храме, и веселое сравнение Христа с поросенком, и рассуждение на тему «Пили бы баварское», и пр, и пр. Так что мадам вступила на вспаханную и унавоженную почву.
Последний по времени манифест, набросанный уверенной рукой М. Д., сообщил граду и миру, что смеяться можно и нужно над всем. То есть буквально над всем-всем. А обижаются на чьи-то смехуечки, стеб и комические куплеты только слабые духом, некондиционные интеллектом и чуждые толерантности граждане. Для затравки был выбран заветренный уже факт — игривые, но не слишком одаренные интеллектуально барышни из «Камеди вумен» в какой-то из комических миниатюр сообщали зрителям, что замерзли «как генерал Карбышев».
Напомним, если, паче чаяния, кто-то забыл, что генерал Карбышев принял мученическую смерть в концлагере — на лютом морозе его обливали водой. По убеждению порядочных людей, генерал — безусловный герой, исполинская фигура пантеона отдавших жизнь за родину. По мнению же блогера М. Д., — вполне годный для стеба персонаж. Шутка же комедианток, хотя и была не образцово изящной, но все же вполне простительной, и непонятно, с чего вдруг взволновались широкие народные массы.
Далее мысль автора взмывает круто вверх, и следует широкое отважное обобщение — мол, тем, запретных для смеха и стеба, вообще не существует, а кто думает иначе, тот дурак и уши у него мохом поросли. Ну, близко к тексту.
Набежали граждане, заохали, стали спрашивать — как же, мол, так, ты же, Маша, была вменяемой, и мы тебя почитывали не без приятности, кто тебя покусал? А Маша ярится пуще прежнего — косит ряды подписчиков, попутно раздавая им нелицеприятные диагнозы, отмахивается сразу от десятков критиков, и все бы ничего, но случается странное — Маша… обижается. Обижается даже на вполне вегетарианские, выдержанные в вежливых тонах комментарии с единственной просьбой экстраполировать ею же сказанное, да на себя. Та же Маша, которая объявила, что смех превыше всего, и нет ничего священного, на что было бы нельзя поднять ножку, и что, как мы помним, на смешное обижаются только недоумки, прямо впала в какую-то визгливую истерику. Резоны, что, мол, а если бы ваши дети, а если бы ваши родители, а если бы вы сами, никакого встречного понимания у известного блогера не вызвали, и страница превратилась в ристалище, на котором хозяйка аккаунта даже пленных не брала. Не остался без ее внимания даже такой пошлейший инструмент, как объявление всех, кто не согласен, платными ботами на службе… У кого? Господа, неумело исполняющие либералов, совершенно уверены в том, что критиковать их можно только за серьезные деньги. Потому что какие могут быть убеждения у нафталинового олдскула, всего-то взыскующего симметрии в рассуждениях и логики взамен эмоциональным манипуляциям?
…В украинском фольклоре популярен старый, но дико, просто дико показательный анекдот. — Мыкола, пишлы москалям наваляем! — А якщо воны нам? — Тю, а нам за що?! Можно ли лучше и короче описать эту примитивнейшую из манипуляций?
В промежутках между огрызаниями, блокированием врагов и раздачей эпитетов Маша трудолюбиво успевала рассуждать о толерантности в жестком стиле гопника. Этот эстетический оксюморон особенно умиляет.
Собственно, не в блогере дело. Такими машами на просторах социальных сетей и прочих интернет-ресурсов, можно, как говорится, дороги мостить. Важен принцип и вывод.
Как только рядом с вами кто-то обильно рассуждает о толерантности и отсутствии запретных тем, о благолепии десакрализации чего бы то ни было, о широчайшей и ничем не стесняемой личной свободе, знайте — любая попытка протестировать заветы авторы применительно к его собственной личности мгновенно будет пресечена и покарана. Агрессивно и грубо.
В упомянутом Шарли Эбдо нашлись-таки люди, которым ощущение когнитивного диссонанса в такой ситуации давило на нервы, и они, преодолевая естественную психологическую защиту, сумели остаться более или менее верными себе, высмеяв даже ту страшную трагедию. Отдадим им должное — они хотя бы задирали тех, кто может им ответить.
Нашим же блогерам обоего пола, равно как и внезРПо прозревшим телеведущим, актерам и комикам с глубоким политическим анализом примерно всего на свете никакие соображения приличий и элементарные требования таблицы умножения, равной для всех, совершенно не жмут. Их эгоцентризм, нарциссизм и принципиальное нежелание сложить два и два — прямо-таки фирменные знаки бренда.
Даже не знаю, чего здесь больше — унылого или комического.

Читайте:  В Индонезии десятки неженатых пар арестованы в День святого Валентина

Next Post

Россия и Франция готовятся провести переговоры в формате «2+2»

Пн Янв 20 , 2020
Российская и французская стороны готовятся к переговорам в формате «2+2». Об этом РИА «Новости» сообщил информированный источник. По словам источника, в настоящее время активно ведутся консультации перед встречей министров стран. «Консультации проходят в эти дни», — добавил источник. 9 сентября прошлого года в Москве глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан […]