Эксперты оценили вероятность принятия закона о домашнем насилии

В качестве аргументов в ход пошли «липовые цифры» жертв

Между тем, его сторонники продолжают настаивать на том, что количество убиваемых во время домашних разборок своими мужьями женщин — 14 тысяч ежегодно. «МК» стали известны реальные цифры закрытой статистики МВД по жертвам преступлений в российских семьях в 2019-м году.

«Все, что сказала Валентина Ивановна Матвиенко, не имеет отношения к тексту конкретного законопроекта, размещенного на сайте Совета Федерации, — считает Элина Жгутова, член Общественной Палаты РФ и ярый противник принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия. — По моему мнению, это были рассуждения на тему насилия вообще. Но даже в рамках этого «эссе» было сделано несколько спорных заявлений. Например, что сенаторы должны были как-то отреагировать на все возрастающее насилие в обществе. Заявление о том, что ничего не нужно менять в административном и уголовном праве, мне тоже кажется не совсем уместным: никто из участников дискуссии и не поднимал такого вопроса. Кстати, официальные данные МВД говорят об обратном: уровень насилия в нашем обществе снижается».

Где лежат 14000 трупов?

Действительно за первые шесть месяцев 2019-го года, согласно данным МВД, в России были возбуждены всего 361 уголовное дело по ст. 105 УК РФ (убийство, совершеннное на бытовой почве). В результате погибло 115 женщин, 13 несовершеннолетних. Путем сложения-вычитания несложно подсчитать, что убитых мужчин больше всего — 233.

А вот официальная статистика по тем же самым преступлениям с 2015-го по 2018-й годы. Во время семейно-бытовых конфликтов убили женщин: в 2015-м — 304, в 2016-м — 352, в 2017-м — 288, в 2018-м — 253. За 2015–2018 годы общее количество семейно-бытовых преступлений по 105-й ст. УК в нашей стране снизилось с 11 тыс. 300 до 8 тыс. 400 случаев.

Читайте:  Путин решил перевести Россию с «ручного управления»

Так откуда вообще взялись эти 14 тысяч трупов, которые фигурируют в аргументах инициаторов нового закона? Оказывается, данные сведения впервые появились в 1993-м году. Тогда был создан кризисный центр «Анна» по защите женщин от дискриминации. В тот же год активистки выпустили исследование о все возрастающем насилии в российских семьях. Для получения статистики поступили достаточно просто: взяли общее количество убийств по самым разным причинам в том же 1993-м (28 тысяч) и поделили пополам, полагая, что число представительниц слабого пола составляет примерно половину ото всех убитых. И уже на основании этого сделали вывод, что все эти женщины погибли во время конфликтов в семьях.

«Так эта цифра гуляла из исследования в исследование, из эфира в эфир, пока ей не заинтересовались родительские организации, — продолжает Элина Жгутова. — Я сделала свой запрос в НИИ МВД, ответ на который ждала очень долго, в конце-концов мне прислали настоящие цифры отчетов — получается, что в среднем от рук мужей-садистов погибает около 300 женщин».

Конечно, и триста лишившихся жизней в год женщин — не так уж и мало. За каждым преступлением стоит своя семейная и личная трагедия. Однако все же это число несравнимо с фейком о 14 тысячах убитых, который до сих пор бродит не только по Сети, но и фигурирует во всех официальных выступлениях феминисток и публикациях в СМИ.

Закон, что дышло

«Общество прекрасно осознает, что нужно защищать жертву и именно на этой волне резонансный законопроект о профилактике семейно-бытового насилия вносился Госдуму несколько лет подряд, — рассказывает Надежда Юшкина, общественный деятель, эксперт. — Но, например, в 2016-м году он был отклонен из-за нестыковок с уже имеющимся законодательством. Так, отдельные его пункты вошли в противоречие с Семейным Кодексом РФ и Конституцией РФ. При этом другие положения фактически дублировали уже действующие законы. В таком случае не проще сделать так, чтобы заставить правоохранительные органы работать?

Читайте:  Путин пообещал России почти бесплатный интернет

Скорее всего, именно это и побудило Валетину Матвиенко выступить сегодня с заявлением, что законы у нас и без того хороши. Жаль, что их совершенно никто выполняет.

«В первую очередь мы проанализировали действующее законодательство. Действительно, и в Уголовном, и в Административном кодексе достаточно мер наказания для тех, кто совершает те или иные преступления. Поэтому в настоящее время никаких изменений в это законодательство вносить не нужно», — подчеркнула Валентина Ивановна Матвиенко.

Гарантий, что еще один дополнительный закон что-то изменит в этом плане, нет.

«Мы говорим о том, что может сделать общество, чтобы не допустить таких уже тяжелейших последствий», — добавила спикер. Между тем, по словам госпожи Матвиенко, обсуждаемый в данный момент законопроект не посягает «на наши традиции, устои, семейные ценности», поэтому в перспективе безусловно не помешает.

«На мой взгляд с заявлением Матвиенко можно согласиться, — полагает Марина Силкина, кандидат юридических наук. — Да, на сегодняшний день Уголовный Кодекс и КоАП подробно регулируют сферу правонарушений и ответственности за них. Вместе с тем закон о профилактике домашнего насилия вводит специальный институт охранного ордера, то есть защитное предписание судебное и внесудебное. Хотя, если не будет предусмотрено ответственности за неисполнение такого предписания, то закон опять же теряет всякий смысл».

Эксперты считают, что ответственность за неисполнение охранного ордера нужно вводить, исходя из тяжести самого преступления. Решением вопроса могло бы стать возвращение уголовной ответственности за домашние побои без административной ответственности.

«Иначе, чтобы привлечь виновника, нужно сначала получить обычный ордер, потом судебный, потом добиться возбуждения административного дела за побои и только потом, при повторном преступлении, возможно уголовное преследование. Но к этому времени жертва может погибнуть, или у нее банально не хватит денег на адвоката», — продолжает Марина Силкина.

Читайте:  ЦИК готов провести голосование по изменениям в Конституции

Возможно, вовсе не количество жертв заставляет в столь спешном порядке инициировать этот законопроект — к этому Россию вынуждает Европейский суд по правам человека.

Летом этого года он впервые вынес решение по делу о домашнем насилии в РФ. 34-летней россиянке Валерии Володиной Российскую Федерацию обязали выплатить свыше 25 тысяч евро за то, что правоохранительные органы бездействовали, вместо того, чтобы защитить девушку от преследований и истязаний бывшего молодого человека, гражданина Азербайджана.

После победы Валерии Володиной в ЕСПЧ Страсбург анонсировал так называемое «пилотное постановление», касающееся домашнего насилия в России.

«Пилот» – крайне редкая процедура в ЕСПЧ. Всего за историю было вынесено 26 подобных документов, из них только три по России и ни одно из них не касалось проблемы домашнего насилия. Правительству РФ было предложено ответить на вопросы о наличии системной проблемы или структурном дефекте законодательства в области защиты пострадавших от домашнего насилия. Также власти должны разработать системные меры, гарантирующие пострадавшим безопасность и равные права на доступ к правосудию.

Именно дело «Володина против России» и стало причиной того, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, несколько раз настойчиво отвергаемый законодателями и критикуемый многими юристами, в начале декабря этого года все-таки дошел до этапа публичных обсуждений и, скорее всего, все-таки будет рассмотрен нижней палатой в самое ближайшее время.

Читайте также: «Феминизм победил: среди жертв насилия оказалось больше мужчин»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Кто прав в споре Путина и Сокурова о необходимости «придумать Россию»

Чт Янв 9 , 2020
Первое впечатление от состоявшегося спора: режиссер говорил о своем — скорее, о следующем фильме (спектакле) на историческую тему, чем о реальных перспективах страны. Президент тоже говорил о своем — о государственном, в котором нет места поиску лучших художественных образов. Тогда получается, спора не было? Это как посмотреть. Начнем с исторических […]