Наталья Зубаревич объяснила итоги выборов в Москве и России

Ведущие политологи ответили на три главных вопроса — о Мосгордуме, Беглове и «Единой России»

Вот вопросы, которые мы задали.

1. Повлияли ли на результаты голосования в Москве летние события (недопуск к выборам ряда оппозиционных кандидатов и жесткие разгоны мирных массовых несанкционированных уличных акций)? Сработало ли «умное голосование» Навального?

2. В отличие от прошлого года, вторых туров на выборах глав 16 регионов не было — даже врио главы Санкт-Петербурга Александр Беглов набрал, как оказалось, более 60% голосов. В чем дело? Выводы о растущем недовольстве населения преувеличены?

3. «Единая Россия» действительно «жахнула всех» на этих выборах, как сказал секретарь Генсовета партии Андрей Турчак?

Наталья Зубаревич, доктор географических наук, директор региональной программы Независимого института социальной политики:

1-2. Перед нами две абсолютно разные истории — Москва и выборы глав регионов. И здесь мы просто еще раз можем сказать, что Москва — не Россия, а Россия — не Москва. В Москве это (протестное голосование. — «МК») было не по поводу зарплат, отъема денег и ухудшения условий жизни — это было ответом на поруганное в ходе летних событий чувство справедливости. В регионах аналогичная консолидация и ожесточение возможны только на базовых, житейских вещах, когда людям резко и больно наступают на хвост. В отличие от прошлого года, когда повысили пенсионный возраст, сейчас такого не было, а в обычных условиях власть научилась при помощи разного рода технологий выборы выигрывать, и ничего удивительного в этом нет.

Если же ухудшение условий и снижение уровня жизни происходит не резко, а постепенно, это вызывает у россиян в провинции реакцию, которая сводится к двум основным проявлениям: недовольству, которое выражается матом на кухне, и выученному привыканию. Но только не к страсти к протесту! К тому же, когда вычистили, убрали разными способами с выборов всех кандидатов в губернаторы, которые могли бы стать возможной альтернативой, людям не остается ничего другого, как привычно придти на участок и по привычке мрачно проголосовать за власть…

Читайте:  Кремль прокомментировал новый шпионский скандал с США

Аббас Галлямов, политолог:

1. Именно недопуск оппозиции и жесткие действия полиции против протестующих привели к росту оппозиционной явки и успеху «умного голосования». Сами по себе выборы в МГД людям вообще-то малоинтересны, однако сопутствующие события в данном случае интерес обеспечили.

2. Главным драйвером протеста в прошлом году был высокий антирейтинг нескольких губернаторов, которые в итоге и проиграли. В этом году глав регионов с высокими показателями нелюбви населения Кремль не выдвинул. Всех их заменили на врио, у которых антирейтинга быть не может по определению, ведь для того, чтобы его наработать, нужно время. К тому же надо понимать, что электоральная поляна в регионах была капитально зачищена: ни одного сильного конкурента власти не зарегистрировали, губернаторы состязались с конкурентами, которых сами себе подобрали. Полноценных протестных кампаний поэтому никто нигде не вел.

Пару лет назад результат в 40 процентов считался в «Единой России» провальным, за него «расстреливали». Сейчас результат ниже 40 (на выборах в региональные парламенты по партийным спискам. — «МК») объявляют победой. Ничем, кроме желания сделать хорошую мину при плохой игре, такую внезапную «скромность» не объяснишь.

Александр КЫНЕВ, политолог:

1. Если власти Москвы хотят понять, почему сработало «умное голосование», им надо посмотреть в зеркало. Если бы они не устроили летом тотальный недопуск оппозиционных кандидатов, жесткое пресечение уличных акций, кампания шла бы тихо, спокойно, про цветочки, дороги и газоны — как задумывалось. Ну что такого страшного случилось бы, если бы в выборах смогли участвовать и даже победить три-четыре оппозиционера? Теперь же возникла ситуация морально-этического протеста, когда оскорбленные люди шли на выборы, чтобы выразить категорическое несогласие тем, как с ними обращаются. Навальный просто использовал сложившуюся ситуацию.

Читайте:  Кремль прокомментировал новый шпионский скандал с США

2. Учтя опыт прошлого года, в этом году власти провели тотальную фильтрацию на стадии выдвижения. Зафиксировано 6 случаев непреодоления муниципального фильтра даже парламентскими партиями, что происходит впервые в таком количестве, то есть фильтровали отфильтрованное, до микробов, если можно так сказать. К тому же в последние недели представители Администрации Президента ездили по проблемным регионам, прессовали местную элиту, уговаривали топовые и влиятельные на местах фигуры выступить в поддержку кандидатов в губернаторы от власти — так было в Алтайском крае. Наверняка не обошлось и без фальсификаций. В Питере, на мой взгляд, просто чудовищные фальсификации были. Это унизительно и оскорбительно — такая кампания.

3. «Единая Россия» везде упала, причем сильно, даже в Крыму и Севастополе. Потому что вопрос не в том, кто на первом месте, а в динамике, и если было 60%, а стало 40% и меньше, — динамика негативная. Причем список регионов, где проходили выборы в региональные парламенты, был в этом году очень комфортным для единороссов: республики Северного Кавказа, Башкирия, Тыва, Крым и Севастополь… А Хабаровский край — наглядный пример того, что «ЕР» — партия административного ресурса: как только поменяли губернатора и административным ресурсом завладел представитель ЛДПР (Сергей Фургал. — «МК»), на выборах в региональное Законодательное собрание и даже депутата Госдумы у единороссов получился полный пшик…

Читайте материал по теме «Революционный регион»: почему соратники Фургала взяли ЗакС»

Михаил ВИНОГРАДОВ, политолог, президент Фонда «Петербургская политика»:

2. Было бы ошибкой оценивать итоги выборов 2019 года как свидетельство преодоления негативных настроений населения: выборы проходили на пониженных рейтингах власти, которые упали летом прошлого года и обратно на прежние высоты пока не возвращаются. Отчасти власть справилась с ситуацией, не создавая новых мощных негативных поводов вроде пенсионной реформы, и риски ошибочных выводов вроде того, что избиратели готовы снова полюбить власть столь же сильно, как было в 2014 году или в нулевые годы, существуют.

Читайте:  Кремль прокомментировал новый шпионский скандал с США

3. Что касается «ЕР» — видимо, следует признать, что представление о том, будто она является сильным аллергеном, преувеличены. Выдвижение кандидатов от власти самовыдвиженцами делало кампанию идеологически менее напористой, более уязвимой перед конкурентами, потому что сильный политический кандидат выигрывает у сильного неполитического, и это мы увидели в Москве. «ЕР» сегодня не тянет рейтинги кандидатов вниз: ухудшение рейтингов партии в 2018–2019 годах было связано с ухудшением рейтингов власти в целом. Так или иначе, в большинстве регионов всплеска антиединороссовских настроений в ходе избирательных кампаний не было — скорее, критики власти использовали антирейтинг власти как таковой (глав регионов, федеральных политиков), а не возвращались к тезису о «партии жуликов и воров»…

Читайте нашу онлайн-трансляцию подведения итогов выборов в Мосгордуму


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Невский фарс: как Беглов победил на выборах губернатора Петербурга

Пн Сен 9 , 2019
Борис Вишневский: «Каждый раз придумывают что-то новое» Предвыборная ситуация в Санкт-Петербурге была столь скандальной — из 28 кандидатов зарегистрировали лишь четверых — что жители отреагировали на все это просто: они не пошли на выборы. А в сам день голосования сообщения о нарушениях сыпались одно за другим. Самая эффектная история произошла […]