Унылый триумф Беглова

Унылый триумф Беглова

2019-09-10
Андрей Дмитриев

Унылый триумф Беглова

Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

Когда в час Х, после 20.00, 8 сентября появились первые итоги губернаторских выборов, у Александра Беглова показатели зашкаливали за 80% голосов. Не иначе, сперва считали закрытые участки, к примеру, те, где массово голосовали курсанты и военнослужащие. Затем ситуация стала выправляться, и цифры врио поползли вниз, в итоге составив 64% голосов.

Получился вроде бы триумф, но довольно унылый. Сам Александр Дмитриевич произнёс дежурные слова о доверии горожан, как будет работать «прямо с завтрашнего дня» и об избирательной кампании без грязи. А ещё поблагодарил волонтёров и полицейских – хорошая подборка, показывающая, кто именно является главной опорой городских властей. Просмольнинские СМИ обратились зачем-то к пословицам и поговоркам, сочиняя однотипные заголовки в духе «Победа Беглова: без труда не вытащишь и рыбку из пруда» или «Кто любит труд – того люди чтут». Не обошлось и без традиционных обличений козней оппозиции, желавшей сорвать выборы, но посрамлённой горожанами.

А петербуржцы меж тем безмолвствовали, а именно – проигнорировали выборы. К 18.00 горизбирком отрапортовал о явке в 20%. Затем, после 20.00, внезапно заявили, что она около 40% (то есть половина проголосовавших пришлась на последние два часа). Но к утру, поняв, что хватили лишнего, остановились на цифре 30%. Возможно, несколько завышенной по отношению к реальности, и в любом случае – самой низкой за всё время выборов градоначальников Северной столицы.

На выборах мэра в 1991 году на перестроечно-реформаторской волне явка зашкаливала за 64%. В 1996 году «крепкий хозяйственник» Владимир Яковлев сделал к тому времени вызывавшего у многих раздражение «мэра-демократа» Анатолия Собчака (чьим штабом, как известно, руководил нынешний глава государства) при приходе 47% избирателей. Те же цифры повторились и в 2000-ом, когда в Кремле задумались было о том, чтобы задвинуть неудобного Яковлева на выборах, но остановились, увидев его рейтинги, и он спокойно и уверенно победил во второй раз. У продвигаемой сверху Валентины Матвиенко в 2003-ем (во втором туре) было 39%, у Георгия Полтавченко в 2014-ом – те же 39%.

Теперь Беглов докатился до 30% – то есть более чем две трети горожан, сознательно или нет, не пожелали участвовать в его электоральной постановке. Иного было сложно ожидать при зачищенной от мало-мальски серьёзных конкурентов поляне. Как мы уже отмечали, даже совершенно безобидному и относительно молодому Олегу Капитанову от ЛДПР дали должность в Смольном, а дедушка Владимир Бортко от КПРФ убыл с голосования на финише при до конца не выясненных обстоятельствах, не говоря уже о возмутителях спокойствия из Законодательного собрания, вроде Бориса Вишневского или Максима Резника, которых и близко не подпустили к предвыборным рубежам.

К тому же и сформированный в недрах Смольного пиар создавал ощущение полной предопределённости, если не сказать безысходности.

Читайте:  «На завоевание Польши у Путина денег не хватит»…

При этом количество поддержавших Беглова избирателей, около 700 тысяч человек из более чем 5 миллионов населения, приближается к числу ядерного электората власти, который голосуют за неё всегда и при любых обстоятельствах. Сторонников за пределами этой группы у Александра Дмитриевича почти не обнаруживается.

Либеральная оппозиция на выборах выбросила лозунги «за любого, кроме Беглова» и «наш кандидат – второй тур», при этом регулярно споря и путаясь в показаниях, как это должно выглядеть.

К примеру, тот же Вишневский на митинге за честные выборы 27 июля призывал всех конкурентов врио доказать, что они – не марионетки, и сняться с выборов. Когда же через месяц Бортко снялся и предложил сделать это двум оставшимся кандидатам, Борис Лазаревич заклеймил его как пособника властей и лже-оппозиционера. Оно и понятно: «настоящий» оппозиционер в городе может быть только один, и его небритую физиономию все знают. Поэтому Вишневский в итоге предложил портить бюллетени. Точная цифра поступивших так горожан неизвестна, но, судя по всему, она не превышает 3%.

А Резник за несколько дней до выборов рассуждал, какой замечательный и опытный политик Михаил Амосов (бывший его многолетним оппонентом во время членства обоих в «Яблоке»), Надежда Тихонова же молодец, потому что хочет коалиционное правительство, и, мол, шанс на второй тур есть, «если придут все».

Однако если умное голосование от Алексея Навального сработало на выборах в Мосгордуму, то в Петербурге ничего не вышло: кандидаты даже близко не подобрались ко второму туру. И это неудивительно. С самого начала было ясно – Амосов не сможет консолидировать не то, что протестный, а даже либеральный электорат. Выбывший из «Яблока» демократ оказался генералом без армии.

Точно так же и Тихонова не смогла привлечь голоса левых после самоустранения Бортко. Надо отметить, что его уход вообще нанёс страшной силы удар по левым избирателям вообще и сторонникам КПРФ в частности (а они ходят голосовать довольно дисциплинированно), почувствовавших себя обманутыми. «Бортко, вернись, я всё прощу!» – Написал кто-то на бюллетене 8 сентября.

Особенно обидно должно быть ветерану городской политики Амосову, который занял третье место, уступив Тихоновой, известной в первую очередь как племянница лидера «Справедливой России» Сергея Миронова. В расстроенных чувствах он обвинил в своём проигрыше СМИ, которые-де плохо освещали избирательную кампанию. Было бы ещё, что освещать.

Впрочем, не исключено, что утешительным призом Михал Иванычу может послужить пост ректора Политехнического университета. Биография его больше связана с Санкт-Петербургским государственным университетом, но должность руководителя этого вуза котируется слишком высоко. Надежда Геннадьевна же при таком раскладе может уйти в Смольный на пост вице-губернатора либо получить думский округ на следующей кампании от щедрот «Единой России».

Александр Дмитриевич вполне откровенно заявил, что считает Амсова с Тихоновой не соперниками, а коллегами. И разве кто-то станет спорить? Только как станут называть градоначальника, избравшегося на высокую должность при рекордно низкой явке и без соперников? Закон об оскорблении власти свят, но можно предположить, что не слишком благозвучно…

– Сам термин «легитимность» может иметь как юридические, так и психологические основания, – рассуждает доцент кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета Александр Конфисахор. – С точки зрения юридических характеристик выборы были легитимными – прошли в указанные по закону сроки, они были конкурентными, были выполнены все положенные процедуры. Участники действа что-то говорили, где-то выступали, за себя агитировали и так далее. А с точки зрения психологической возникает большой вопрос. Понятно, что всё зачищено, что выборы не были реально конкурентными, и с самого начала были преференции у лидера избирательного процесса. Это просто постановка и проведение неких формальных процедур для подтверждения полномочий губернатора.

С точки зрения психологической понятно, что, когда 30% населения пришло на выборы, треть избирателей, и, учитывая 64%, которые получил градоначальник, в лучшем случае лишь каждый пятый житель его поддержал. А 80% выразили своё нежелание участвовать в таких выборах. Смольный же это не слишком волнует: юридически все вопросы и приличия соблюдены, а завтра-послезавтра про явку уже никто вспоминать не будет.

– Как вы думаете, возможен был бы второй тур, если бы Владимир Бортко не снялся с выборов?

Читайте:  «Здесь людей заново приходится придумывать, товарищ нарком»

– Если бы он остался, явка была бы повыше, но до второго тура дело вряд ли дошло бы. Если был бы молодой, мощный и активный коммунист – другое дело. КПРФ раскручивала Бортко как главного конкурента врио губернатора, второго по значимости, не более того.

– Почему, на ваш взгляд, не сработал лозунг «За любого, кроме Беглова»?

– Дело в подборе кандидатов – при моём хорошем отношении к Амосову и Тихоновой, это не те люди, которые представляются реальной оппозицией. Можно сказать, что избиратели из трёх зол выбрали самое понятное. Если бы были другие претенденты, конечно, кампания имела бы совершенно иной накал и градус проведения.

Кроме того, понятно, что депутаты – это одно, а губернатор – совсем другой уровень, другой статус. Это человек, который обладает большими полномочиями, определяет будущее города и его лицо, например, в зарубежных поездках. И люди относятся иначе. Если на выборах региональных парламентов возможно голосование по принципу «за любого, кроме…», то на губернаторских выборах действуют иные принципы.

Андрей Дмитриев, редактор «АПН Северо-Запад»

Материал опубликован в «Нашей Версии на Неве»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

СМИ показали фото роскошного дома Смоленкова в США

Вт Сен 10 , 2019
СМИ узнали, как выглядит дом в США, в котором живет Олег Смоленков, которого называют возможным информатором США в России. На сайте газеты The Washington Post есть информация о том, что дом трехэтажный дом в городе Стаффорд в штате Виргиния приобрел именно Смоленков. Стоимость дома, по данным СМИ, составила $925 тыс. […]